Не тратьте время на поиск престижной работы

Я убил уйму времени, пытаясь устроиться на перспективную и высокооплачиваемую работу. В 1973 году я подал заявление в общей сложности в двадцать пять организаций, а на следующий год — в пятьдесят. Я изучал колонки с объявлениями о найме и списки с перечислением вакантных должностей, которые регулярно рассылает бывшим выпускникам бюро по профессиональной ориентации. Мне бы хотелось по возможности не уезжать из этих мест, хотя я пробовал устроиться и в западных штатах. Если я натыкался на объявление и видел, что подхожу почти по всем статьям, я подавал заявление. Иными словами, посылал резюме, иногда — с сопроводительным письмом. В результате отсева я чаще всего получал «ответ с отказом»: «Нам очень жаль, но мы остановили свой выбор на более подходящей кандидатуре…» По зрелом размышлении я решил, что это все же лучше, чем если бы я куда-то бесконечно ходил, ждал, надеялся, а в самый последний момент получал шиш с маслом. Ведь с каждым разом это воспринимаешь все болезненнее.

Нередко завязывалась оживленная переписка, но до собеседования так и не доходило. В какой-то степени это оправданно: всегда найдется кто-то с более узкой специализацией, что, собственно, и требуется. Вот, скажем, была вакансия преподавателя социологии в Мехико. Я переписывался с ними до одурения, а в итоге они взяли кого-то еще. Я изучал и даже преподавал социологию, но я не социолог. Беда в том, что выбирать не приходится. Моя специальность позволяет мне работать в самых различных областях: я мог бы читать лекции по антропологии, проводить социологические исследования, наконец, устроиться консультантом в системе социального обслуживания населения. Но я вовсе не уверен, что это дает мне какие-то преимущества. Не лучше ли быть узким специалистом? На таких, как я, в бюро по профессиональной ориентации наклеивают ярлык: «Специалист широкого профиля». Итак, я — мистер Широкий Профиль.

Совсем недавно я пытался устроиться в одно место, казалось, работа эта создана специально для меня. Но на нее претендовало около двухсот человек. Я, что называется, вышел в финал, но — третьим по счету. Наверное, надо утешаться тем, что я был третьим из двухсот. По крайней мере меня пригласили на собеседование. Но не знаю, была ли от этого польза. Обычно мне довольно быстро удается установить контакт с собеседником, но я не умею, что называется, показать товар лицом. Во всяком случае, началось все прекрасно, но к концу разговора я стал улавливать тревожные сигналы: «Ты близок к цели, но не больше».

Я уже почти отказался от поисков перспективной и высокооплачиваемой работы. Пустая трата времени.. Не так давно я сказал себе: «Переделать это мир ты не переделаешь. Так уж он устроен. Забудь о том, что было, и о своих потенциальных возможностях, которые, как ты считаешь, далеко не исчерпаны». Возможно, я уже и пережил свой взлет, но ведь я еще на что-то способен. Я бы вполне мог работать в каком-нибудь приличном месте за хорошее вознаграждение. Правда, это мне не угрожает. И я сказал себе: «Послушай, тебе нужно зарабатывать на хлеб, приносить в дом деньги, поэтому умерь свои притязания. Надо браться за любую работу, какая ни подвернется. Надо реально смотреть на вещи». А тут повторяется старая история: доктор наук претендует на работу, с которой справится и выпускник средней школы. Кадровики знакомятся с твоим резюме и думают: «Господи, да если ему подвернется что-то поинтереснее, он тут же слиняет». И ведь они правы. Но боже ты мой, кто же в этом виноват? (Смеется.) Каждый хочет получше устроиться.

Часто я думал: «Ну хорошо, буду отрицать, что у меня докторская степень». Но в этом есть что-то оскорбительное. Не только для моего самолюбия — здесь попираются какие-то принципы. Если человек должен стыдиться того, что он получил образование, значит, в нашей стране неблагополучно. Я уверен, очень многие сознательно идут на менее квалифицированную работу, иначе им не заработать себе на жизнь, но я еще не разобрался, малодушие это или, наоборот, сила духа.


Комментарии закрыты.