Коммерция, политика, иснусство в кинематографе

Коммерция, политика, иснусство в кинематографе

Очень много истрачено бумаги на обоснование и пропаганду идеи о враждебности политики искусству. Идея эта используется буржуазией то как барьер для защиты искусства от влияний революционной политики, то как рекламный знак полной суверенности, неприкасаемости и независимости индивидуалистического искусства. Но один из парадоксов современности состоит в том, что под словесный шум о несовместимости свободного художественного творчества и политики буржуазия, как никогда раньше, активизирует искусство, откровенно подчиненное буржуазной политике. Обращение к актуальным политическим темам дня стало веянием времени. Можно сказать больше: в искусстве буржуазных стран появилась мода на политику. Мы теперь много чаще, чем раньше, сталкиваемся с фактами пропаганды реакционной политики средствами искусства и с фактами искажения искусством левой политики, ее вольного или невольного приспособления к идеологическим нуждам буржуазии.

Надо сказать, что «политизация» художественного творчества в разных искусствах развивается неравномерно. Буржуазия особенно озабочена сейчас проблемами использования массовой культуры. Когда речь идет о модном салоне вычурной живописи, рассчитанной на знатоков, о камерном спектакле в маленьком театре или «фестивальном» фильме изысканно-усложненного стиля, хозяева, финансирующие искусство, нередко проявляют либерализм и терпимость: они предпочитают в таких случаях щеголять широтой взгляда и современностью вкуса. Иное дело — произведения искусства или средства распространения культуры, рассчитанные на миллионы людей: тут буржуазные хозяева особенно дорожат своим влиянием и властью.

В современном мире ежегодно издается около 5 миллиардов книг. Кинотеатры посещают 12—13 миллиардов зрителей. Никакому учету не поддается аудитория радио (около 400 миллионов радиоприемников!) и телевидения (свыше 100 миллионов телевизоров!). Надо ли говорить, что столь мощное развитие средств массового распространения культуры является великим завоеванием цивилизации. Художник получил ныне невиданную аудиторию. Вырос объем широко распространяемой информации, увеличились возможности восприятия миллионами людей духовного и эмоционального опыта, сосредоточенного в произведениях искусства. Этот процесс не может не радовать всех нас. Но он же является источником многих тревог. Ведь в искусстве и литературе действуют не только добрые духи, но и дьяволы. Рядом с книгами великих писателей-гуманистов на книжный рынок низвергаются потоки комиксов, пропагандирующих гангстеризм и распутство. На кино- и телеэкранах поэтизируются не только человеческое благородство, но и жестокость, равнодушие, цинизм.

В этих условиях иной раз бывает трудно ответить на элементарный вопрос: полезна или вредна массовая культура для общества? Не впадая в запоздалый руссоизм и не призывая к естественному состоянию блаженного неведения, я должен сказать, что массовая культура в руках буржуазных дельцов часто, очень часто оказывается опасной и темной силой. Она формирует человека по моделям буржуазного обывателя — делает его существом бездуховным, послушным капиталу рабом, который считает себя свободным гражданином только на том основании, что может при голосовании выбирать между Никсоном и Хэмфри или критиковать Хита, выступая в Гайд-парке перед пятью зеваками. Она формирует бездумного солдата, готового убивать на любой войне — сегодня во Вьетнаме и Камбодже, завтра — в другом месте, где это выгодно империалистам. А если кто-то из ее потребителей все же протестует, бунтует против собственнического свинства, она стремится подрезать крылья бунту идейками насчет роковой испорченности человека и неистребимости зла в современном индустриальном обществе.


Комментарии закрыты.