ДЖОРДЖО РИКУПЕРО инженер — электрик

Профессия — инженер-электрик. Родился и вырос в Италии. Там же получил образование. В Соединенные Штаты приехал в 1951 году. «В Нью-Йорке у меня были родственники, они писали: «Приезжай в Америку, это — рай». Поначалу было трудно. Пробовал я устроиться в ряде мест — ничего не вышло, там требовался специальный допуск. Через несколько лет с этим стало полегче, и допуск я получил. Мало-помалу становился на ноги. Где только не работал — на Юге, на Востоке, на Западе, на Среднем Западе. В конце концов поступил служить в одну авиакомпанию и проработал там около одиннадцати лет. Последняя должность — инженер группы перспективных систем: был уже на руководящей работе».

Ему шестьдесят. Худощав, подтянут. Редкие седые волосы. Очки в металлической оправе. Сильный итальянский акцент. Живет на Лонг-Айленде. Семь лет как не работает инженером.

Тучи сгустились в 1969 году. Программа космических исследований подходила к завершению, объем же новых исследований сильно сократился. Заканчивалась война во Вьетнаме. Рабочих мест не хватало. Правительство стало отпускать меньше средств на научные программы. Для многих авиационных компаний это было большим ударом. Из моей компании в 1969 году ушло почти три тысячи человек, а в 1970-м—еще полторы тысячи. Шутка сказать, почти пять тысяч. Вот как это все обернулось.

Когда увольняют, особенно тяжело на первых порах. Ходил я убитый. Думал, неужели ни на что больше не годен? О компании и слышать не мог: если бы очень захотели, могли бы что-нибудь придумать, тем более теперь, когда я на руководящей работе и завязал столько связей. Кстати, о связях… Не успели меня уволить, как все друзья, даже самые близкие, начали сторониться. Видно, думали: «Будешь с ним близок по-прежнему — придется что-то для него сделать». Потому и отдалились.

Со временем-то они вернулись, но на первых порах было трудновато.

Понемногу пришел в себя и задумался: «Что же делать?» Пока что выплачивают страховку по безработице, но время летит быстро. Правда, есть еще и сбережения. Прежде всего я решил разделаться со всеми своими долгами, чтобы чувствовать себя свободным от каких бы то ни было обязательств; на это ушли и сбережения, и даже часть денег, которые я вложил в акции. Мне повезло: у меня такая жена, которая не станет сидеть сложа руки. Она пошла и устроилась на работу. Сперва помогала кое-кому по хозяйству, тогда за это неплохо платили. По крайней мере мы могли на это жить. А через несколько лет она устроилась сиделкой в больницу.

Поначалу уйму времени тратил на то, чтобы где-то устроиться. Писал резюме. Я их разослал, наверное, не меньше трехсот* пятидесяти. А потом сдался. Теперь с этим — все, кончено. Ответы звучат очень мило. Формулировки одни и те же: «Бесспорно, Вы обладаете ценным опытом работы в данной области, но в настоящий момент подходящей для Вас вакансии нет. К большому сожалению, мы не можем предоставить Вам работу. Однако Ваше резюме будет храниться у нас в картотеке, и, возможно, в течение следующего года Вы получите положительный ответ». И все. Больше от них ни слуху ни духу.

А время идет. Я решил завести свое дело, ведь я мастер на все руки. И вот у моей жены возникла идея. Она сказала: «У нас еще остались деньги. Почему бы тебе не вложить их.в собственное дело? Ты же умеешь работать по дереву». Дома у нас стояла старинная прялка, моя жена привезла ее еще из Италии. Жена и говорит: «Попробуй сделать такую же». Прялку я смастерил. И донце выточил, и колесо, словом, все до мельчайших деталей. Сделал несколько образцов на выбор, и мы предложили их друзьям, прялки были нарасхват. Брал я за них тогда не так уж и много — ведь дерево было гораздо дешевле, чем сейчас. А труда в них вложено порядочно. Да и вообще приходится занижать цены. Иначе их не продашь, ведь рынок завален товаром из-за границы, из Гонконга, Японии,— конкуренция страшная.


Комментарии закрыты.