ДЖОРДЖО РИКУПЕРО помощь в поиске работы

Помимо того, что он мастерит деревянные игрушки (о чем рассказывалось в третьей главе), он еще участвует в работе группы «Практика и опыт» (ПИО) на Лонг-Айленде. ПИО организовали, оказавшись не у дел, те, кого принято называть специалистами высокого класса. В отличие от клуба «За сорок» ПИО не ставит целью трудоустроить своих членов, ее функции гораздо шире. Это своего рода инициативная группа, которая добивается поддержки общественного мнения в пользу проектов по оказанию помощи безработным — в особенности в таких перенасыщенных специалистами областях, как авиационно-космическая промышленность. Конкретно проекты эти предусматривают возможность переквалификации специалистов, а также предоставление им ссуд на оборудование мелких предприятий.

В 1969 году, когда меня уволили, мне было всего пятьдесят три, а меня уже записали в старики. Но насколько я понимаю, есть компании, где стариком считается и тридцатипятилетний. Главная причина заключается в том, что компании стараются сэкономить на выплатах по социальному страхованию и из пенсионного фонда. С пенсиями так: половину оплачиваешь сам, а вторую половину выплачивает компания. Если человек проработал в компании всего пять лет, из пенсионного фонда ему полагается не такая уж большая сумма. Но если он проработал пятнадцать лет и пятнадцать лет из его жалованья отчислялись деньги в пенсионный фонд, то и компания со своей стороны должна выложить больше денег. Допустим, в отделе человек сто. Начальник отдела прикидывает: каков средний возраст? Предположим, средний возраст — сорок два. Если он найдет способ его убавить — с сорока двух до тридцати девяти,— то сбережет компании уйму денег. Но единственный способ — это избавиться от стариков. Начальник отдела тут ни при чем. Такова политика компании. Уж я-то навидался, как это делается. Из-за этого распадаются семьи. Люди жили себе не тужили, жили безбедно, имели большущий дом — и вдруг обнаруживают, что уже не могут жить на широкую ногу. Они должны вытряхиваться из своего дома и перебираться в домик поменьше. Дети требуют: дай то, другое, третье —- раньше у них было все. А теперь — нет. Жене приходится устраиваться на работу… И вот семья распадается. В наших краях невероятно подскочила кривая разводов, и все это — результат увольнений. Правда, мы с женой из другого теста. Видите ли, мы пережили войну. Это было очень тяжелое время. Моя жена трижды пережила бомбежку, поэтому она знает, что значит остаться на улице, когда нечего есть и не на чем спать. Вы представляете, что значит постоянно испытывать голод, когда продукты отпускают по карточкам? Когда в месяц выдают три буханки хлеба, граммов сто мяса и микроскопический кусочек сала. А овощи и фрукты? Да мы забыли тогда, как они выглядят. Трудное было время… Как вы теперь понимаете, увольнение не самая большая трагедия в моей жизни. А вот для многих это стало трагедией.


Комментарии закрыты.