Вам нравилась эта работа?

На этот вопрос в двух словах не ответишь. Ладно, попытаюсь. Я гораздо больше люблю играть, забавляться, чем работать. Работать мне нравится, пока я чему-нибудь учусь. Наверно, большинство людей так устроено, во всяком случае те, кого я знаю. С кем я работал в компании, все такие были. Сначала им это дело нравилось, а потом наскучило. Но они уже лет по десять в компании проработали и были совсем в другом положении, чем я. У меня ни жены, ни детишек нет. Поэтому я мог позволить себе быть безответственным, если мне захочется, тогда как им и думать об этом нельзя. Так вот, пока я осваивал это дело, работа была для меня забавой. Я продержался там восемь месяцев. Дольше я никогда в жизни ни на одном месте не работал. Мне всегда надоедает. За короткое время выучиваешься почти всему, что можно узнать на новой работе, процентов на девяносто. Зачем же тогда оставаться там? Особенно если получаешь гроши. На Западе платят не ахти как много. Я начал донимать их постоянными разговорами о прибавке: «Слушайте, вы мне мало платите. Прибавьте мне жалованье». Они отвечайт: «Не имеем никакой возможности». А потом читаешь в газетах, что компания получила 17 миллионов прибыли. Зачем же мне лапшу на уши вешать, будто у них нет возможности мне прибавку дать?

Так что скоро становится ясно, что прибавка тебе не светит, и разговор о деньгах превращается в шутку. Для меня вопрос: стоял так: сколько времени пробуду я в этой фирме? Сколько денег нужно мне скопить, прежде чем я смогу смотаться оттуда?

Когда я ушел из той компаний, я знал, что в скором времени мне придется снова куда-нибудь поступать. Уж так у меня получается, когда я бросаю работу. Никогда еще не удавалось мне уволиться с полным карманом денег. И на этот раз было у меня немного, так что при нынешней инфляции ненадолго хватит, особенно такому любителю кутнуть, как я. Когда у меня заводятся денежки, я иду в какой-нибудь по-настоящему шикарный ресторан и трачу на обед сотню долларов. Бывает это не слишком часто, но я забочусь о том, чтобы мои вкусы не притупились из-за безденежья. Или все самое лучшее, или зубы на полку. (Смеется.) Я рассчитывал, что путешествие займет у меня недели две, но мне и двух месяцев не хватило. Познакомился с’массой симпатичных людей. Американцы — замечательный народ. Просто замечательный. Щедрые, душевные люди. Но работы нигде не было. Когда деньги у меня кончились, я продал палатку и отправился в Кентукки. Раньше мне приходилось работать там на речных судах — буксирах и баржах на реке Кентукки. Мы водили баржи с песком вниз по Кентукки и Огайо и вверх по Кентукки в центр штата. Я пошел узнавать, нет ли работы на судах,— выяснил, что меня, похоже, снова возьмут, если я согласен долго ждать. Но у меня не было настроения околачиваться там, потому что это была уже вторая моя остановка в пути, а я по меньшей мере еще троим друзьям обещал погостить у них. Оттуда я двинул в Батон-Руж. Там у меня приятель живет, кузнец. Луизиана мне очень понравилась, потрясающий штат. Я поспрошал насчет работы на судах для ловли креветок. Мне никогда не приходилось работать в море, а хотелось бы попробовать. Огляделся там, завел знакомства и вполне мог бы устроиться на креветоловное судно. Верняк. Но недели две подождать пришлось бы, а мне пора было уезжать из Батон-Ружа: я обещал другим приятелям отметить с ними 4 июля в Нью-Йорке. Сейчас возвращаюсь в Аризону, а потом уже всерьез примусь за поиски работы.

Одно расстройство от таких мыслей. (Смеется.) Поэтому, наверно, я стараюсь не задумываться. Стараюсь радоваться тому, что у меня есть сейчас. И чувствую, что я заслуживаю чудесного будущего, так что, может быть, оно у меня еще будет. Я просто пытаюсь быть по возможности честным. Если работа мне не по душе, я считаю своим долгом уйти. Не цепляться за нее. По-моему, слишком многие только об обеспеченном будущем и помышляют: ухватят кусочек протухшего пирога и дрожат над ним, потерять боятся. Чушь все это собачья. Если бы люди чаще бросали работу, которая им осточертела, столько бы рабочих мест освобождалось. Найти работу было бы проще простого. Никакой проблемы. (Смеется.)

Я работаю по двум причинам. Во-первых, ради денег. Как ни крути, без денег — труба. У меня есть любимые занятия, увлечения — они требуют расходов. Я люблю делать вещи, которые доставляют мне удовольствие. Дарить подарки друзьям. Пообедать в ресторане или самому приготовить какой-нибудь деликатес. Даром все это не дается. Мне нравится жить на природе — значит, покупай туристское снаряжение. Бензин нужен для машины. И я не люблю выезжать на лоно природы на уик-энд; если уж выбираться на природу, то на целый зимний сезон. А для этого нужно потрудиться и скопить немалую сумму. Во-вторых, я работаю ради того, чтобы учиться чему-то новому. Это вторая причина.


Комментарии закрыты.