Успех «Вестсайдской истории»

Успех «Вестсайдской истории»

«Оскары» Морено и Шакириса означали, строго говоря, признание всех молодых танцоров и певцов, участвовавших в фильме. Никто в отдельности не стал в нем «звездой»: у Вуд это не получилось, хотя все возможности ей были предоставлены; у Морено, Шакириса, Трэмблина это не могло получиться уже потому, что они не солировали, а лишь возглавляли хоры — иногда в фигуральном, а чаще в буквальном смысле слова. Противоборство хоров-банд не только определяет финал Тони и Марии, но и служит авторам для высказывания собственных взглядов, для социальной подоплеки всего происходящего на экране.

Успех «Вестсайдской истории» превзошел все ожидания, он оказался неожиданным для Голливуда, и причины успеха были поняты не сразу. По крайней мере, в течение еще двух-трех лет в Голливуде снимались мюзиклы по-прежнему пустые, чисто развлекательные, хотя на весьма высоком техническом уровне — «Джип- си» (1962) все с той же очаровательной и беспомощной Натали Вуд, «Джамбо» (1962), снова повторивший сюжет Ромео и Джульетты, «Лас-Вегас» (1963), удовлетворявший интерес к злачному месту американского Запада, и, наконец, «Мэри Поплине» (1964) — дорогостоящая безделушка Уолта Диснея. Список длинен, нет нужды перечислять все; важно отметить, что во всех этих мюзиклах не учтен опыт «Вестсайдской истории» — тот опыт, который свидетельствовал, что зрителю важно не только, как сделан фильм, но и о чем он.

Потребовался еще один урок Роберта Уайза, уловившего, очевидно, секрет своего фильма, чтобы Голливуд хоть чему-либо научился. Новым уроком Уайза стал фильм «Звуки музыки» (1964), имевший в коммерческом плане беспримерный успех. Стоивший 8 миллионов долларов, фильм в течение четырех лет принес студии «XX век — Фокс» 115 миллионов1, обогнав многолетнего чемпиона кассы — картину «Унесенные ветром» (1939), и до сих пор продолжает идти на экранах США и других стран.

Первое знакомство со «Звуками музыки» разочаровывает. Зная по рекламным буклетам, что «это история семьи австрийского офицера, подвергшейся преследованиям со стороны гитлеровцев», ожидаешь, очевидно, нечто такое же значительное по мысли, как «Вестсайдская история»,— ведь режиссер и сценарист те же самые Уайз и Леман. А видишь чистой воды мелодраму, сентиментальную и конформистскую. Ничтожность сюжета «Звуков музыки» производит впечатление шока, хотя мастерство постановки и техническое совершенство фильма бесспорны.

…Дело происходит в Зальцбурге, живописнейшем уголке альпийской Австрии, накануне ее захвата фашистами. Марию — живую, добрую и милую послушницу монастыря — настоятельница посылает «в мир»’ гувернанткой к детям вдовца фон Траппа, богатейшего аристократа и капитана военного флота (Голливуд без/ «развесистой клюквы» ни в одном своем боевике обойтись не смог). Порядки во дворце сухопутного капитана поражают Марию: дети, числом десять, вымуштрованы как матросы — по свистку встают, живут, играют, учатся и т. д. При этом они составляют своего рода банду, развлекающуюся тем, что сживают со двора одну за другой гувернанток. Но с Марией их номер не прошел. Окружив их лаской и любовью, разделяя с ними заботы и принимая участие в их забавах, она покорила их. А потом ее полюбил и бравый капитан. Мария стала Марией фон Трапп, восхищая мужа и радуя детей. Но честный капитан повздорил с плебеями-фашистами, и вот он должен бежать с семьей в Швейцарию, благо она хотя и за горами, но совсем рядом. Фашисты бросаются в погоню, однако с помощью монашек, обожающих свою блудную дочь Марию, семье Траппов удается фашистские мерседесы повредить и благополучно пересечь границу…

В этом пересказе ничего не прибавлено и не убавлено. И именно этот сюжет привлек зрителей, заставил их плакать, а девушек писать в анкетах на вопрос, какими они хотели бы стать,— «похожими на Марию Трапп, такими же нужными людям…». Да, именно в сюжете нужно искать секрет успеха фильма, поскольку другие мюзиклы середины 60-х годов ничем или мало чем уступали «Звукам музыки» в смысле мастерства и техники. А это в свою очередь означает, что никуда не уйдешь от социологического анализа, говоря даже о такой голливудской продукции, как мюзиклы.

Как это ни странно, при американских каналах информации и массовости зарубежного туризма, но представления большинства американцев о Европе, европейском образе жизни и культуре, о фашизме и борьбе с ним ни на гран больше того, что показано в «Звуках музыки». Вся эта нелепая, трогательная, разворачивающаяся на красивом фоне Альп и ренессансных дворцов история воспринималась как история жизненная— вот, собственно говоря, и весь секрет фильма. Мюзикл Уайза строго соответствовал официальным представлениям о фашизме как явлении крайне отрицательном, с которым боролись все здоровые силы Европы, в первую очередь, конечно, церковь и элита общества, которую и персонифицирует фон Трапп.

Успех фильма, кроме того, обеспечила «звезда» американских мюзиклов, талантливая и обаятельная Джули Эндрюс, обладающая способностью в любой роли и в самой идиотской ситуации быть естественной и убедительной. Кроме большого актерского дарования она обладает красивейшим голосом и превосходной танцевальной техникой. Роли Элизы Дулиттл в «Моей прекрасной леди» и Мэри в «Мэри Поппинс», появившихся в том же 1964 году, накануне выхода «Звуков музыки», сделали эту английскую актрису любимицей Америки и, как подсчитано, самым ценным приобретением Голливуда после Греты Гарбо. Столь же успешно Эндрюс выступала и в дальнейшем, исполнив главные роли в таких известных фильмах, как «Гавайи» (1966), «Вполне современная Милли» (1967), «Звезда» (1968) и некоторых других.

«Вестсайдская история» возродила американский мюзикл, «Звуки музыки» подтвердили новое требование к этому родившемуся в Голливуде жанру — давать работу не только «форточкам» (Писарев), но и пищу, хотя бы минимальную, для размышлений, то есть быть не только зрелищем, но и отражать действительность в доступных этому жанру формах. Во второй половине 60-х годов Голливуд достаточно последовательно выполняет это требование. Больше того, уроки «Вестсайдской истории» усвоили и западноевропейские мастера, создав вскоре такие интересные музыкальные фильмы, как «Шербурские зонтики» (1963), «Вота Мария!» (1965), «Девушки из Рошфора» (1966), наконец восхитивший зрителей VI Московского кинофестиваля «Оливер!» (1969).

Голливуд чувствует острую нужду в сценариях с «социальным звучанием» и в поисках их перетряхивает свои архивы — «Радуга Файнимена» (1967); переводит в разряд мюзиклов кинодрамы — «Милая Чарити» (1968); и, конечно, подчищает Бродвей—«Смешная девчонка» (1969), «Хелло, Долли!» (1969), «До свидания, мистер Чипе» (1969) и другие.


Комментарии закрыты.