СЬЮЗЕН КЕЙСИ жертва финансового кризиса

Еще одна учительница, тоже принесенная в жертву — или облагодетельствованная финансовым кризисом. Она живет со своим приятелем, чемпионом-легкоатлетом олимпийского класса, в восточной части Манхэттена. Хотя она поселилась здесь год назад, квартира имеет необжитой вид: в углу прямо на полу свалены пластинки, стены голы. С потолка свешивается яркий разноцветный гамак.

Осенью, в начале занятий, директор предупредил нас, что в этом учебном году в школе определенно будут увольнения. Он сказал, что эта угроза вполне реальна, не то что в прошлые годы. У городских властей действительно нет денег. Все это время ни директор, ни его помощники не имели никакого представления о том, что происходит. Они получали информацию от других людей, которые тоже ничего не знали. Никто ничего толком не знал, кроме того, что топор скоро опустится. У директора после разговоров с начальством сложилось впечатление, что уволят примерно каждого пятого учителя. Конечно, никто из нас не верил: разве можно представить себе, чтобы школа могла функционировать без 20 процентов преподавательского состава и без соответствующих фондов? Так вот, не прошло и недели после начала занятий, как учителей стали уведомлять, что их занесут в список излишних штатных единиц или переведут в другие школы. Затем началась забастовка учителей, которая продолжалась недели полторы, и как раз во время этой забастовки мне прислали повестку об увольнении.

Меня это слегка ошеломило, но в отчаяние не повергло, потому что тогда я еще не представляла себе, как трудно прожить без жалованья. Нет, я знала, что придется туго, но рассчитывала найти какую-нибудь другую работу, да и пособие по безработице назначили. Не ахти сколько, но достаточно, чтобы за квартиру платить. И родители помогут. Так что я знала, что голод мне не угрожает. К тому же я не теряла надежды, что меня позовут обратно, потому что уволенных учителей, как мне говорили, включат в привилегированный список и будут приглашать на работу в первую очередь. Поэтому я подумала, подумала и решила: «Погожу-ка я другую работу искать, посмотрю, как будут развиваться события. Вдруг меня позовут обратно, и мне придется бросать работу, которую я найду». Но, судя по слухам, непохоже было, чтобы кого-нибудь собирались в ближайшее время приглашать обратно в школу. В конце концов меня позвали-таки обратно, как раз на прошлой неделе. Через одиннадцать месяцев. При слали официальное письмо с печатью — уведомляют, что у них есть вакантные должности. А я — ноль внимания. Это моя форма бунта. (Смеется.)


Комментарии закрыты.