СЬЮЗЕН Ингхэм если вас хотят уволить с престижной компании

Она отказалась принять меня дома, поэтому мы беседуем за завтраком в людном кафе. Ей лет сорок. Невысокого роста. Энергичная. В ее праведном гневе есть что-то пуританское. На лице — горькая усмешка. Она уже полгода как без работы, а до этого почти семь лет прослужила в крупной страховой компании на Севере.

Все началось с того, что один из помощников вице- президента компании пригласил весь наш отдел на расширенное совещание. Нам сообщили, что мы можем сами решать, как в дальнейшем будет строиться наша работа. Компания надумала реорганизовать отдел, повысить ряд сотрудников в должности и так далее. Нам сказали, если мы хотим, чтобы у нас был заведующий, нам его назначат, не хотим — не назначат. Если мы хотим, чтобы было то-то и то-то… Короче, все, что говорят в таких случаях. Обычная трепотня. За эти годы я давно уже переросла свою должность. Я уже устала слушать обещания, что вот-вот все переменится, и надо же — сидела на этом совещании развесив уши, как набитая дура.

Очень скоро мы поняли, что если не будем держаться линии, предложенной руководством, работать так, как мы хотим, у нас не выйдет. Я была вне себя. Чуть позже мы узнали, что над нами собираются поставить женщину, которую я и еще две наши сотрудницы терпеть не могли. Мы тут же заявили, что не согласны. Все бы обошлось, но, на мое несчастье, начальница, к которой мы обратились с протестом, была близкой подругой одной из несогласных. После этого их дружбе пришел конец, а козлом отпущения стала я. Джудит считала: если бы не мое подзуживание, у Элис никогда бы не хватило пороху выступить против. Что за чушь! Элис не нуждается в подсказках. Но мне не мешало бы подумать: а чем все это может обернуться?

Через полгода меня уволили. Причем проделали они это весьма хитроумно. К тому времени мы уже получили повышения, так что формально я как бы выполняла новую работу, хотя делала то же самое, что и три-четыре года назад. И уж конечно, причина моего увольнения не имела ничего общего с тем личным конфликтом. Выходило, что ни с того ни с сего у меня вдруг испортился характер и я перестала ладить со своими коллегами. А так как я была уже на другой ставке, они заявили, что я не соответствую новым требованиям и виной этому — мой ужасный характер.

Безусловно, тут сыграл какую-то роль и наш протест, но я не думаю, чтобы это было главным. Я и раньше стояла у них поперек горла. Если мне что-то не нравилось, я шла к начальству и открыто об этом заявляла. Нет, мой протест не был для них неожиданностью. По-моему, основную роль тут сыграло то, что Джудит и Элис раздружились. Короче, личный момент. Притом как они это сделали: предложили мне перейти на какое-нибудь другое место у них же в компании. Это неизбежно означало понижение, а зачем мне это нужно? Уж лучше устроиться куда-то еще. Поэтому и решила дождаться назначенного срока и тогда уж уйти. Но я страшно разозлилась. Я считала, что ответный удар не повредит. На драку я не напрашиваюсь, но, если кто-то ее затеет, пусть приготовится к тому, что я дам сдачи.


Комментарии закрыты.