Сакко и Ванцетти

Сакко и Ванцетти

15 апреля 1920 года в городе Саут-Брейнтри были убиты и ограблены кассир местной обувной фабрики и сопровождавший его стражник. В преступлении обвинили двух итальянцев — профсоюзных активистов: рабочего-обувщика Николу Сакко и торговца рыбой Бартоломео Ванцетти. Полиция и судьи прекрасно знали, что они ни при чем, но им необходим был процесс. То были годы «великой красной паники», волна мощных забастовок сотрясала Соединенные Штаты. Широкое рабочее движение буржуазная печать называла «восстанием против американцев», организованным коммунистами, анархистами, «агентами Москвы». На «красных» сваливали все — и безработицу и рост цен. Крайние реакционные силы начали поход против профсоюзов. В этой атмосфере террора были арестованы Сакко и Ванцетти, которые давно были на примете у полиции.

И Сакко и Ванцетти имели неоспоримое алиби — оба в день преступления находились вдалеке от Саут-Брейнтри. Но суд подготовил ложных свидетелей. Близорукая бухгалтерша фабрики Мэри Сплейн «рассмотрела» в мчавшемся автомобиле лицо Сакко. Эксперт по баллистике «допустил возможность» того, что пуля, обнаруженная в теле убитого, была выпущена из револьвера Сакко. На месте преступления была найдена кепка, якобы принадлежащая Сакко, хотя такие кепки носили тысячи бостонцев, и к тому же она была ему явно мала. И несмотря на то, что из пятидесяти девяти свидетелей обвинения всего пять «опознали» Сакко («убийцу») и только двое — Ванцетти («шофера»), а защита представила девяносто девять свидетелей и доказала алиби обоих обвиняемых, Сакко и Ванцетти были признаны виновными.

Обо всем этом повествует в своем фильме Монтальдо, и зритель напряженно следит за всеми перипетиями борьбы двух сил. Режиссер собрал и изучил в Штатах огромный материал, документы, газеты, встречался с очевидцами и участниками процесса, с родственниками и друзьями казненных. Однако фильм при всей своей документальной достоверности (достижение портретного сходства персонажей, многие съемки в тех местах, где происходили события, и т. д.) не носит характера реконструкции подлинных событий. Это сюжетное, в высшей степени кинематографическое произведение, стилизованное по манере под американские фильмы конца 20-х — начала 30-х годов. И только в одном месте фильма, где режиссер показывает широкое движение в защиту Сакко и Ванцетти, охватившее весь мир, он обращается к кадрам из подлинных документальных лент (как жаль, что среди них нет советской кинохроники тех лет!). Мы видим не только массовые выступления американцев, требующих свободы для Ника и Барта, но и демонстрации во многих других странах. В движении за спасение Сакко и Ванцетти участвовали миллионы людей во всем мире, свой голос в их защиту подняли Максим Горький и Альберт Эйнштейн, Бернард Шоу и Джон Голсуорси, Анри Барбюс и Ромен Роллан, сказавший, что процесс этот оскорбляет совесть мира.

23 августа 1927 года, после семи лет тюремного заключения, после того как множество раз отчаяние сменялось надеждой, а надежда — вновь отчаянием, в Чарлстонской тюрьме в Бостоне дважды зловеще мигнули лампочки.

Свершилось то, что Рузвельт называл «самым ужасным преступлением, совершенным в нашем веке правосудием».

Монтальдо создал фильм драматический, волнующий, интересный по форме, со своеобразным использованием цвета (начало и конец — черно-белые, а сам фильм цветной) и музыки (балладу о Сакко и Ванцетти поет знаменитая Джоан Баэз), очень сдержанный, даже суровый по манере, а главное — фильм, в котором глубине политической мысли соответствует глубокая психологичность образов двух центральных персонажей. Именно образы Сакко и Ванцетти делают фильм незабываемым. С большим проникновением, тактом, чувством меры режиссер и исполнители тщательно воссоздают психологические портреты двух столь несхожих между собой героев фильма.


Комментарии закрыты.