Рынок труда

Усиленный приток на рынок труда 70-х годов экономически активного населения (одна из причин этого—высокий уровень рождаемости в первое послевоенное десятилетие) привел к тому, что безработица в больших, превышающих привычные нормы масштабах стала существовать наряду со значительным расширением занятости. В 1970— 1980 гг., например, общее число наемных работников в США выросло более чем на 18 млн. Однако’ «рост предложения» рабочей силы намного перекрывал возможности рынка. В 1979 г. на 1000 безработных приходилось лишь 786 вакансий. Если в 50-е годы для сокращения безработицы на 1 % было необходимо создать 1 млн. рабочих мест, то в 1980— 1982 гг.— уже от 6 до 7 млн. Первоначально из-за демографических факторов, к которым позже добавились факторы структурные, размеры резервной армии труда в гораздо меньшей степени стали зависеть от смены фаз экономического цикла. Все еще наблюдаемое в ряде случаев рассасывание безработицы при подъеме экономики — на что так рассчитызают не только герои Г. Маурера, но и записные оптимисты в правительстве — происходит ныне в значительно меньшей степени, чем раньше. В то время, например, как с ноября 1970 г. уровень промышленного производства начал повышаться и к апрелю 1972 г. превысил докризисный максимум, безработица в размере около 6 % экономически активного населения сохранялась необычайно долго — в течение полутора лет — и только в середине 1972 г. начала постепенно снижаться. Но и в начале 1973 г., когда Г. Маурер задумал свою книгу, безработица все еще держалась на уровне 5,5 %. В 1978—1979 гг., в фазе подъема, при сравнительно высоких темпах роста промышленного производства число безработных сохранялось на уровне 6 млн., что превышало их число во время всех послевоенных кризисов (кроме кризиса 1973—1975 гг.).

В последние десятилетия произошли серьезные изменения и в половозрастном составе рабочей силы США, что не могло не сказаться на уровне безработицы. В результате удорожания жизни, инфляции заметен стал интенсивный переход американцев на систему «двух работающих в семье». Особенно быстрыми темпами начиная с 60-х годов в общих трудовых ресурсах США возрастала доля женщин. В 80-е годы более 40 % всей рабочей силы составляли женщины. Особенно заметно возросла занятость замужних женщин. В настоящее время в 42 % американских семей работают одновременно муж и жена.

Сами по себе подобные «демографические вспышки» — явление обычное. Катастрофой для рынка труда они становятся лишь в случае функционирования экономики на частнопредпринимательской основе: не может отдельный работодатель корректировать свои интересы в зависимости от структурных изменений в обществе, не всегда прямо его касающихся. Это было бы слишком сложно, накладно даже для крупного, прозорливого работодателя. Проблемы своего производства он решает более простыми способами и, как правило, на более краткосрочной основе. Несовместимость — сущностная, объективная! — интересов, тенденций развития общества с устремлениями частного предпринимателя хорошо известна. Последствия подобной несовместимости — тоже. Воздействие «демографического пресса» на капиталистический рынок труда — лишь одно из таких последствий.

И все же, возвращаясь к не слишком оптимистичному предположению о перспективах безработицы в ближайшем будущем, следует сказать, что не демографические факторы будут в первую очередь определять ее масштабы и структуру, ее устойчивость и продолжительность. Среди причин последней волны безработицы (конец 70-х — середина 80-х годов) к традиционным факторам капиталистического развития добавилось ускоренное внедрение трудосберегающей техники и технологии, переход к новым формам организации труда, «отмирание» нерентабельных («старых») отраслей и видов промышленности. Из-за автоматизации целлюлозно-бумажной промышленности, например, занятость в отрасли, по данным министерства труда, сократилась на 50—60 %. Электронизация телефонной связи уменьшила наполовину обслуживающий персонал отрасли. Процессы такого рода привели несколько десятилетий тому назад к возникновению так называемой «структурной безработицы», ставшей в наши дни едва ли не основной причиной вытеснения с рынка труда миллионов трудящихся. В судьбах героев Г. Маурера воздействие «структурных» факторов ощущается далеко не всегда. Однако сегодня все чаще безработными становятся лица, представляющие профессии и уровень квалификации, спрос на которые сокращается абсолютно и относительно в результате происходящего технического переоснащения производства, возникновения новых профессий и отраслей, перевода нерентабельных предприятий в страны «третьего мира», где более дешевая рабочая сила. В конце 70-х гг. американские автомобильные компании, сокращая производство и увольняя десятки тысяч рабочих в самих Соединенных Штатах, создавали «маленькие Детройты» в странах «третьего мира» (в частности, в Мексике). «Дженерал моторе» постоила в этой стране четыре предприятия и строит еще три, «Крайслер»’—два и еще два строит. Продукция этих предприятий предназначена для экспорта в США и будет иметь сравнительно низкую себестоимость. (Достаточно сказать, что конвейерный рабочий в США зарабатывает в среднем от 3,50 до 5 долл. в час. Такой же рабочий в странах «третьего мира» получает на тех же заводах за ту же работу 3—5 долл. в день.) Подобное «удешевление» производства стоило американским трудящимся до 2 млн. рабочих мест.


Комментарии закрыты.