Разрушение мифов

Разрушение мифов

Дух откровенного торгашества, царящий в кинематографе, обрекает многих художников либо на вынужденное бездействие, либо на бегство. Даже такие большие имена, как Антониони и Феллини покинули — пусть хотя бы временно — итальянское кино: Антониони поставил два своих последних фильма («Блоу-ап» и «Забриски Пойнт») в Англии и США, а Феллини осваивает новый для него мир телевидения («Клоуны»). Только для телевидения работает давно уже принципиально ушедший из кино Роберто Росселлини, снимаются для телефильмов не пожелавшая приспосабливаться к коммерческому кино Анна Маньяни и многие другие видные актеры. Свои интересные шекспировские фильмы Франко Дзеффирелли имел возможность поставить лишь в Англии, многие крупнейшие мастера итальянского кино пытаются найти спасение от «масс- культуры» в совместной постановке фильмов с Советским Союзом и другими социалистическими странами.

Так называемый «средний» фильм, добротный в профессиональном отношении, способный в какой-то степени удовлетворить социальные, нравственные и эстетические потребности самой широкой зрительской аудитории и если не достигающий, то хотя бы стремящийся достичь определенного художественного уровня, постепенно исчез. В итальянском кино произошла резкая поляризация: с одной стороны, несколько сложных, вызывающих споры, волнующих кинокритиков (но, увы, далеко не всегда зрителей) элитарных фильмов, с другой — лавина «культурного товара».

В этих конкретных условиях сегодняшнего итальянского кино еще большего уважения заслуживают те, пусть не многие произведения, которые по-новому, творчески развивают опыт неореализма, верны его главной традиции — строго историческому и реалистическому подходу к действительности, хранят его антифашистский и демократический, подлинно народный и национальный дух, чужды и враждебны как всякой коммерции, так и всякому эскапизму, аполитичности или апо- калиптичности и псевдолевизне,— словом, те фильмы, которые с конца 60-х годов получили в Италии название «левого» или «нового» кино. Но это — тема, требующая отдельного, обстоятельного разговора.

Одна из примечательных черт современного развития кинематографа Запада — активизация в ряде стран его прогрессивных демократических сил… Об этом со всей очевидностью свидетельствовал VII Международный кинофестиваль в Москве. Наш традиционный киносмотр позволил как бы выкристаллизоваться, обнаружиться с особой рельефностью тем изменениям, которые происходят в некоторых капиталистических кинематографиях. Московский фестивальный экран собрал их воедино, позволил увидеть в известной, до этого не столь очевидно просматривавшейся связи.


Комментарии закрыты.