Работа в отделе

В пятьдесят лет я был самым старым в отделе. А когда вокруг молодые, башковитые специалисты — только успевай поворачиваться. Понимаете, в чем загвоздка? Помню, Гарри Стивенс, он был одним из основателем «ИА»… Когда я туда пришел, ему, по-моему, и тридцати пяти еще не было. За те десять лет, что я там проработал, не раз было так: придет новый сотрудник, а Гарри ввернет: «Да он же старик». А «старику» — сорок! Им нужны бойкие мальчики. Скаковые лошадки. Поспрошайте народ здесь, в Силиконовой долине, и вы узнаете, что «ИА» стала притчей во языцех: никакая другая компания не избавляется так беззастенчиво от старых специалистов. Я уже говорил, в моем отделе я был единственным, кому перевалило за сорок. И вот что любопытно: у «ИА» свой фонд пенсионного обеспечения — для тех, кто прослужил у них десять лет. Ну а меня уволили спустя девять лет и десять месяцев. Я не утверждаю, что меня уволили именйо потому, что вскоре я должен был стать работником с десятилетним стажем. Если начистоту, последний год или около того я был уже по горло сыт тамошней обстановкой. Но по всей видимости, они такие вещи проделывают частенько. Слишком уж много совпадений.

Я до сих пор не знаю, почему меня уволили. Честно, не знаю. Мне никто ничего не объяснил. Я сказал своему шефу: «Господи, да вы же проверяли мою работу всего два месяца назад и остались довольны». Он ответил: «Я и сейчас вами доволен. Я не изменил своего мнения ни о вас, Джим, ни о вашей работе. Но тут я бессилен». Что он хотел этим сказать, непонятно. Будьте уверены, из «ИА» ничего не вытянешь, это твердый орешек, как, впрочем, и остальные компании. Может, там считают, что кадровики — они на передовой, потому и берут сотрудников помоложе. Не то чтобы компания проводила такую политику, но это ясно как божий день. А доказать невозможно.

Последние два года меня не часто приглашали на собеседования. Наверное, раз десять. По-моему, электронная промышленность недвусмысленно дала мне понять, что возраст — серьезная помеха. Но тут уж ничего не попишешь. Правда, я подал не особенно много заявлений. Хотя мог бы завалить своими резюме всю округу. Во- первых, пока еще не вышли все деньги, лишь бы куда устраиваться не будешь. А во-вторых, дело ясное как божий день. Я-то знаю изнутри, как в электронной промышленности относятся к пожилым людям. Почему «заворачивают», вычислить нетрудно: возраст, что же еще? Им выгоднее взять какого-нибудь юнца или особу женского пола. Отделы кадров в местных компаниях переполнены женщинами. Так по какой же причине меня не берут? Уж наверное, не потому, что я произвожу впечатление человека некомпетентного. Ерунда, иначе меня не держали бы в «ИА» так долго.

Короче, собеседований у меня было немного. Некоторые из них проходили, по-моему, на полном серьезе, но только все равно я получал отказ. А все остальные были так, для виду. Вот как недели две назад. Я провел там чуть ли не целый день. Им требовался старший инспектор по кадрам в филиал в Сан-Франциско. Но ведь у них в отделе сплошь бойкие мальчики. Не прошло и часу, как мне стало ясно: собеседование со мной проводят исключительно для проформы. Я не заметил заинтересованности с их стороны. Мне не задали ни одного вопроса по делу. Господи, да это же видно невооруженным глазом! Если человек садится и ни слова о работе —- с чего бы ты начал, как бы ты справился с той или иной ситуацией,— а вместо этого заводит разговор о погоде, о том, как разрослась их компания, и еще черт знает о чем… Я и без них знаю, как она разрослась.


Комментарии закрыты.