Лукино Висконти

Лукино Висконти

В новом фильме маститого Лукино Висконти «Гибель богов» и в фильме молодого Бернардо Бертолуччи «Конформист» тоже поставлена проблема: фашизм и

личность.

Лукино Висконти с присущим ему эпическим мастерством рисует историю семьи германского промышленного магната барона фон Эзенбека в канун и в период прихода Гитлера к власти. Это время провокаций гестапо, «ночи длинных ножей» — кровавой резни в стране гитлеровцев, оформления связи гитлеровцев с промышленным капиталом и т. д. Все это показано правдиво и впечатляюще. С присущей ему психологической глубиной Висконти раскрывает характеры членов семьи Эзенбеков, сделавшей все для того, чтобы фашисты пришли к власти, хотя и эта семья неоднородна — в ней есть люди, которые не смогли приспособиться к условиям «нового порядка» и оказались раздавленными.

Однако в фильме есть и другое — педалирование психологических травм в сознании почти всех главных героев. В частности, Мартин — наследник капиталов фирмы и один из тех, кто активно включился в орбиту фашизма, показан человеком психически неполноценным — он гомосексуалист и садист, всеми его поступками движет всепоглощающий подсознательный комплекс. И потому более всего врезаются в память не сцены, изображающие произвол фашизма, а леденящие душу сцены, когда Мартин, ставший эсэсовцем, растлевает маленькую еврейскую девочку или насилует свою родную мать, а потом заставляет ее принять яд.

В поведении героев, в трактовке основных сцен много такого, что продиктовано не желанием правдиво изобразить социальную природу фашизма, а скорее — выворотить наизнанку больную душу индивидуумов, в сознании которых обнаружились звериные инстинкты.

Конечно, идеология фашизма и была рассчитана на то, чтобы ликвидировать мораль, чтобы вытравить у человека все человеческое. Это так. И Висконти выносит свой приговор фашистскому режиму и его идеологии, а также моральным последствиям этого режима. Но нельзя все же отвлечься от того обстоятельства, что по большей части в фильме социальные понятия оказываются подмененными понятиями биологическими. И главный предмет приложения виртуозного мастерства режиссера — изображение психологических человеческих бездн.

В этом направлении идет и молодой итальянский режиссер Бернардо Бертолуччи в фильме «Конформист» (по роману Альберто Моравиа).


Комментарии закрыты.