Если отсидел в тюрьме

Есть в тюрьме такая штука, ОБА называется — обеспечение безопасности арестованных. Можешь попросить, и тебя посадят в камеру с теми, кто недолюбливает драки. Я этого не делал, думал, отсижу и так. Потом, если ты просишься в такую камеру, да еще там у тебя и приятель, тебя презирают: ага, говорят, на покой захотелось! А я уже говорил, раз не можешь отсидеть срок, нечего идти на дело. Ну а раз я на это пошел, должен доказать, что обойдусь без послаблений. Но только если без конца будут лезть с кулаками, придется, думаю, свести знакомство с ОБА, до того не терпелось на волю. Мысли так в голову и лезли. Отсидел два месяца, и столько проблем! И без конца мысли: как там дома? Как быть дальше? Неужто я проведу в тюрьме всю свою жизнь? На моих глазах молодые ребята попадали из Споффорда 1 в Рай- керс, а из Райкерса — в окружную тюрьму. Лучшие годы— за решеткой. Это меня здорово напугало. Райкерс хоть и тюрьма, но не сплошные решетки. Конечно, там ограждения и все такое. Но настоящие тюрьмы — это окружные: Аттика, Даннемора. Там решетки на каждом шагу и вооруженная охрана. А Райкерс — просто-напросто сборище подонков, которых и на улицах-то полным- полно.

В Райкерсе я отсидел семь месяцев. И четыре — в исправительной колонии. Это на меня здорово подействовало. Когда меня выпустили, решил: буду делать одни добрые дела. Вернулся в БТМ, и мне подыскали место на фабрике. Но я ушел оттуда — мало платили, к тому же я как раз переезжал из Бронкса в Бруклин: ведь я перевез мать и всю семью в Бронкс, чтобы покончить с Четвертой улицей. Потом я перебрался в Манхэттен, поближе к БТМ, а из Манхэттена — обратно в Бронкс. Не осилил я Манхэттен. Сейчас ищу работу в Манхэттене, возле БТМ — чтобы школа была под боком. Но вот уже пять месяцев прошло, а с работой — напряг. Одним не по вкусу моя судимость. Другим подавай рекомендацию, а на фабрике хорошей рекомендации мне не дали. Это потому, что я сам от них ушел.

Приятели мои, у кого есть работа, советуют: сходи туда-то или туда-то. Дают адреса, и я иду. Иногда мне отказывают под предлогом, что нет мест. Обхожу дом за домом. Узнаю, где найти домовладельца, иду к нему и спрашиваю, не возьмет ли он меня на место управляющего, следить за чистотой и порядком. Нет, отвечают. Оказывается, нужно обслуживать и бойлерную, а я не умею. Захожу в магазины, где продают одежду, там тоже говорят: «Нет. Видите, у нас и так слишком много народу». Я прочесал Тридцать четвертую улицу. Двадцать третью, Четырнадцатую — никому не нужен. Настроение паршивое. Но только я упорный: сшибут меня с ног, я поднимусь — и по-новой. Стараюсь не вешать нос.

Сейчас моя цель — закончить школу в БТМ и получить свидетельство о среднем образовании. А после я думаю поступить в колледж. Буду иметь дело с компьютерами, электроникой — это может здорово пригодиться. Иной раз так и подмывает взяться за старое, но я как стараюсь рассуждать: «Игра не стоит свеч. Ты ж не хочешь угодить за решетку?» Опять слоняться по улицам? Ну и что это даст? Так что если я и подумываю об этом, то не всерьез. Мой брат — он до сих пор ворует. Однажды я ему и скажи: «Пойду-ка я с тобой». А он: «Нет, парень, не выйдет, не хочу я, чтобы ты в тюрягу попал». Ну а я ему: «Пошутил, мол». Я и правда об этом подумываю, потому что гляжу я на брата и вижу, ему это сходит с рук. Почти всегда. И я говорю себе: «Если ему это сходит с рук, может, рискнуть и мне?» А потом думаю: «Нет, не стоит. Зачем испытывать судьбу?» И вот садимся мы рядышком и толкуем, и я говорю: «Я тебе добра желаю. Не хочу носить тебе передачи». И он понимает. Я думаю, он тоже возьмется за ум. Его уже замели два раза при попытке взлома, и до него начинает доходить: он на волоске.

Я хочу доказать матери, что завязал. Это моя цель — сделать ее счастливой. Тогда буду счастлив и я.


Комментарии закрыты.