БОБ АНДРЕАКИС недоучившейся студент

Ему двадцать шесть. Недоучившийся студент. Живет в небольшом городке в штате Висконсин. Квартира — в доме на две семьи — принадлежит его подружке. Стены увешаны индийскими покрывалами из набивной ткани, один угол завален альбомами пластинок: Джуни Митчелл, «Иглз», «Пинк Флойд». Он возлежит в кресле с откидной спинкой, словно на приеме у психиатра. >гСпособности вроде бы у меня есть. Мне кажется, я мог бы многого добиться, но я и пальцем не пошевелю, пока не подвернется что-нибудь стоящее, где по крайней мере можно себя проявить. Я не собираюсь идти на компромисс и устраиваться на работу, лишь бы работать… Я подумываю о собственном деле. У меня это из головы не выходит, да вот незадача — нет капитала. Кто не хочет иметь собственное дело? Не знаю, как там со статистикой, но только девяносто семь — девяносто восемь, а может, и все девяносто девять процентов американцев работой своей тяготятся».

С сентября прошлого года по май нынешнего я работал в филиале «Сирса» *. Заведовал отделом. Сперва я старался изо всех сил. Но быстро смекнул: нас душит многоступенчатость управления. Да, я заведовал отделом, об этом можно было только мечтать, казалось бы, сам себе хозяин. Но иерархия связывала по рукам и ногам. Ничего сверх предписанного. Какая там свобода действий! На все требовалось разрешение свыше, да не одно, а чуть ли не целых пять. Мне это порядком поднадоело. Кроме того, меня не устраивали часы работы. Если начистоту, ушел я оттуда в основном из-за тенниса. Я участвую в соревнованиях, прошлым летом играл на первенство штата.

Когда начались соревнования, я хотел поменять часы работы. Компания вроде бы пошла мне навстречу, но каждый раз приходилось отпрашиваться у шефа. Может, я бы до сих пор просиживал там штаны, если бы мы работали сорок часов в неделю, с понедельника по пятницу. А я был занят и по выходным, а нередко и в праздники, когда все мои друзья отдыхали. И я сказал себе: «Хватит». Ушел оттуда и подал документы на пособие по безработице. Только все равно остался ни с чем.

Когда подаешь на пособие, естественно, хочешь тут же его получить, и я придумал, как это сделать. Я Досконально изучил все законы, и у меня созрел один план. Правда, я его не осуществил — такой уж у меня характер. Меня вечно обуревают идеи, вечно я что-нибудь придумываю, затеваю, но только никогда ничего не довожу до конца. Если верить звездному гороскопу, я Водолей, и мой знак — воздух, стало быть, мне недостает основательности. У меня возникают грандиозные замыслы, я приступаю к их осуществлению, а потом раз! — бросаю все на полпути и перекидываюсь на что-нибудь другое.

А план у меня был вот какой. Для этого надо иметь связи, у меня они были. Все, что требовалось… Я уверен, так многие поступают, хотя я об этом и не слыхал — это чревато. Я должен был позвонить в компанию и сказать: «Я подыскал другую работу, которая меня больше устраивает». Даже если бы мне пришлось отработать у них еще несколько дней, неважно. «Мне предложили более выгодную работу. Я от вас ухожу». В отделе кадров так бы и записали. Я вспомнил про одного моего приятеля, у которого было свое собственное дело. Он должен был взять меня к себе на фиктивную работу — с более высоким окладом. Я бы прокантовался у него недельки две, а потом бы-он меня уволил. Я все это обмозговал как следует. Ему пришлось бы уплатить, грубо говоря, три процента в фонд помощи безработным. То есть около сорока долларов. Я бы ему их вернул. Я бы тут же получил пособие, раз меня уволили. Вся хитрость в том, что большую часть моего пособия должен был бы выплачивать «Сирс». А я вернул бы приятелю его сорок долларов и получал бы себе все лето пособие. По-моему, неплохо. Да еще мне перепала бы тринадцатинедельная сумма: ведь. когда увольняешься сам, пособие начинают выплачивать лишь через тринадцать недель.

Только ничего из этого не вышло. Сперва у меня все руки не доходили. Пролетел месяц, тут-то я и опомнился. «Господи,— думаю,— вон уже сколько я сижу без работы. Надо срочно подавать на пособие». С приятелем я так и не переговорил, я даже не был уверен, пойдет ли он на это. Но план мой все еще мог сработать. Мне только и нужно было, что сказать в бюро: «Я устроился на более выгодную работу». Я прокручивал этот план в голове до тех пор, пока не пришел туда и не стал в очередь. И тут до меня дошло: припоздал я со своим планом. Тогда-то я и придумал эту нелепую историю. Мне казалось, на нее должны клюнуть и дело выгорит. Но пожалуй, я перестарался.


Комментарии закрыты.