Как своим искусством поэт может создавать различные образы?

Поэтичность «Бури» исполнена такого волшебства, что всякие декорации современного театра выглядели бы в пьесе просто смешными. Следуя своим методам (я поостерегусь признать их за методы шекспировского театра), Общество Елизаветинского театра предоставило самому поэту создавать силой своей магии образ острова, «наполненного звуками и сладостными мелодиями». Думаю, что не может быть ничего лучше такого плана. Если бы сэр Генри Ирвинг задумал поставить эту пьесу в «Лицеуме» в следующем сезоне (а почему бы и нет, кстати сказать?), то он, прежде всего, произвел бы огромные расходы и уничтожил бы иллюзию. Он ввел бы вместо гармоничной виолы визжащую скрипку, а вместо волынки и маленького барабана Долметша в «Лицеуме» играла бы «характерная» музыка, оркестрованная Джерманом для духовых и ударных инструментов. На сцене водрузили бы дорогостоящий и нелепый корабль, а обиталище Ариеля лишили бы формы, воздуха, звуков, разнообразия, осветили бы электричеством и сделали бы деревянный пол. Все это обошлось бы дорого, и было бы намного хуже постановки в Мэншн Хаус.

Уильям Поул говорит откровенно: «Вон видите там хоры для певцов? Давайте поверим, что это корабль». Мы соглашаемся — и верим. Но что нам делать, когда нам показывают театральный корабль? Мы можем только попросить, указывая на него: «Уберите отсюда эту штуку. Если мы должны вообразить, что это корабль, то не выдавайте за него подделки такие грубые, что наше воображение восстает против надувательства». Хоры, по крайней мере, не пытаются обманывать нас; они обезоруживают критику, бесхитростно подчиняясь обстоятельствам и честно отдаваясь во власть нашего воображения. Так, ребенок изумленно таращит глаза на восковое подобие младенца и с нежностью нянчит тряпичную куклу.

Суеверный человек, оставшись один, принимает за привидение прокравшийся в комнату лунный луч или висящее на гвозде старое платье. Но попробуйте соорудить для него привидение, выразительное, правдоподобное и леденящее кровь, и хитрая усмешка на его лице покажет вам, что он с одного взгляда раскусил обман. Дело, разумеется, не в том, что человек в своем воображении всегда видит вещи живее и ярче, чем может представить их искусство. Требуется очень высокое искусство, чтоб оно могло состязаться с картинами, создаваемыми воображением тогда, когда его стимулируют такие могучие силы, как материнский инстинкт, суеверный страх или поэзия Шекспира. Диалог между Гонзало и этим «крикливым богохульником, этой злобной собакой» боцманом и палату лордов превратил бы в корабль! Короткая, меньше чем в десять слов, фраза: «Какое дело ревущим волнам до имени короля?» — и мы уже видим, как зеленые громады волн, покрытые белыми барашками, из стороны в сторону швыряют королевский скипетр и корону. Однако метод Общества Елизаветинского театра был бы непригоден для пьесы «Белый вереск», хотя она и прекрасна в своем жанре.
Нравится слушать хорошую музыку, но не знаете, где ее можно скачать? В таком случае загляните на сайт mp3yoda.net. С этого сайта можно качать музыку совершенно без всяких ограничений.


Комментарии закрыты.