Сокращения бюджета на социальные программы

Сокращения бюджета на социальные программы

Сокращения бюджета на социальные программы во время последнего финансового кризиса, недостаток дисциплины в школах и культура must have now («Я должен получить это сейчас») привели к росту преступности среди малообеспеченных подростков, которые не могут ни найти работы, ни хотя бы оформить кредит на новенький iPhone. От безнадеги молодые британцы сначала похватались за ножи, а затем — за керосин и спички. В августе 2011 г. Британию повергли в шок беспорядки на улицах, в результате которых многие магазины были разграблены и сожжены. В России эти волнения до сих пор ставят в пример: мол, как ужасны всякие несанкционированные народные акции протеста. Но те беспорядки были отнюдь не идеологическими.

Началось все с того, что полицейские застрелили в Лондоне 29-летнего драгдилера Марка Даггана по кличке Звездный Марк. Тут же возмутились местные общины: Марк был… нет, сложно назвать его черным (по этому поводу в Интернете велись долгие дебаты, какого же все-таки цвета был Марк), скорее мулатом. Мирная демонстрация протеста плавно переросла в беспорядки. Их география была вполне предсказуема. Как всегда, одним из первых восстал неблагополучный Хакни, где группа подростков ни с того ни с сего атаковала полицейские машины с металлическими ломами и палками в руках. А затем толпа почему-то принялась за соседние магазины. Peckham, Lewisham, Croydon, Lavender, Hill 2. Беспорядки в этих непривилегированных районах Лондона нельзя назвать сюрпризом. Удивительно, но грабители были слишком ленивы, чтобы пойти в районы для богатых — Ноттинг-Хилл, Южный Кенсингтон, и тупо крушили супермаркеты по соседству. К лондонским бесчинствам вскоре присоединились города Бирмингем, Ноттингем, Бристоль и Ливерпуль, славные своими подростковыми бандами и уровнем алкоголизма среди населения.

В истории Англии это далеко не первое восстание с такими последствиями. Как-то раз мои друзья, пожилые журналисты, переехавшие в Лондон из Шотландии, показали мне старые слайды с фотографиями тех времен: выбитые окна магазинов, сломанные заборы, злые взгляды. Они тогда тоже участвовали в боях с полицией. Тогда неблагополучные районы, студенты и интеллектуальная элита выступали против расизма. Однако беспорядки 2011-го были иными: это было восстание потребителей, когда люди врывались в магазины не выместить злость, а утащить новый холодильник, микроволновку или хотя бы джинсы.

На улицу вышли молодые chavs (так островитяне называют существ, которых русские характеризуют кратким словом «гопники». Британские chavs и русские гопники даже внешне похожи на удивление: спортивный костюм, тупой взгляд и бутылка пива в руках). Эти люди отнюдь не были голодными: пособия по безработице в Британии вполне хватает на еду и одежду, а при скромных аппетитах — даже на алкоголь и наркотики. Но, увы, может не хватить на активный шопинг и навороченный компьютер.

В России часто показывали тогда ужасающие картины лондонских беспорядков. Причем в основном с негативным подтекстом: вот, мол, что делает эта их демократия, вседозволенность, отсутствие жесткой руки и огромное количество этих мерзких «понаехавших» эмигрантов — представителей других культур. О чем забыли рассказать российские СМИ, так это о том, как быстро объединились жители Лондона, Бирмингема, Ливерпуля и других городов, где бушевали беспорядки. Чтобы помочь полиции, британцы образовали отряды ночного дозора и патрулировали свои районы.

Не остались в стороне и национальные общины. Защищать свои магазины с палками в руках вышли лавочники-мусульмане. Индийские сигхи, облачившись в национальную одежду, с традиционными мечами в руках, собирались на улицах, чтобы дать отпор грабителям. «Ох уж эти проклятые эмигранты, которые понаехали защищать наши дома и районы», — шутили британские комики. А потом, когда беспорядки утихли, жители пострадавших городов списались по Facebook и Twitter, вместе собрали мусор, подмели улицы и расчистили завалы в разоренных магазинах.


Комментарии закрыты.