Провинция

Провинция

«В провинции, может быть, все иначе. Но в Лондоне есть одно главное правило: откуда бы ты ни приехал, ты становишься лондонцем», — сказал мне сосед в небольшом, прекрасном, тихом городке Лемингтон Спа, помогая собирать вещи, которых у меня за время жизни в британской провинции накопилось немало. Милый, прекрасно воспитанный, настоящий англичанин Нипан знал, о чем он говорил: когда-то давно его семья переехала в Британию из Шри-Ланки. Нипан родился и вырос в Лондоне — городе, абсорбирующем, впитывающим, как губка, языки и культуры.

В британской провинции, конечно же, есть своя прелесть: через пару месяцев ты уже знаешь барменов в местных пабах (а они — тебя) и соседей, живущих на твоей улице. Они, скорее всего, проще, доверчивее, добрее и немного осторожнее по отношению к иностранцам, в отличие от привыкших ко всему лондонцев. Но это всего лишь разница между городом и провинцией. Именно в провинциальном Лемингтоне со мной произошла история, навсегда разрушившая стереотип британцев как закрытых и высокомерных людей.

Дело было так. Как-то раз по своему обыкновению я забыла дома ключ от входной двери. Ситуация осложнялась тем, что оба моих соседа совершенно не планировали возвращаться этой ночью. Нипан гостил у родителей в Лондоне, откуда он всегда привозил невероятно вкусное домашнее карри, которым с удовольствием делился с нами. Макс, простой веселый британский безработный, уехал на соревнования по боксу в соседний городишко. Накрапывал дождь, и мне все сильнее хотелось оказаться внутри своего чудесного викторианского домика, на софе у камина в большой красивой гостиной с выходом в сад. Подождите-ка… Сад! «Может, черный ход остался открытым?» — мелькнула у меня мысль. Пришлось постучаться к соседям.

Представьте теперь себе картину. Неизвестная вам девушка с подозрительно неопределенным акцентом, напоминающим не то французский, не то восточноевропейский, стучится к вам в дом под вечер и задает примерно такой вопрос: «Нельзя ли перелезть через ваш забор, чтобы пробраться в соседний дом?» Открывшая мне женщина несколько растерялась, но быстро пришла в себя. .«Да конечно, — ответила она, как будто иностранцы лазят из ее сада в соседний чуть ли не каждый день. — Подождите, я позову мужа. Он вас подсадит… Джииим!»

Из гостиной вышел здоровый накачанный Джим в спортивной майке. «Я только фонарь захвачу, а то темнеет», — добродушно сказал он. С помощью Джима я перелетела через ограду как пушинка. Увы, задняя дверь моего дома тоже оказалась закрытой. Карабкаться обратно без помощи Джима было уже гораздо сложнее. «Вы уверены, что хотите уйти? — вежливо поинтересовалась соседка, только что так благородно одолжившая мне собственного мужа. — Может, останетесь у нас переночевать?» Нет, встречались мне и в Лондоне добрые, великодушные, душевные люди. Но пригласить переночевать незнакомую русскую, пять минут назад постучавшую тебе в дверь… Вряд ли такое возможно в большом городе, пусть даже таком прекрасном и толерантном, как Лондон.


Комментарии закрыты.