Опыт современного искусства

Опыт современного искусства

Бездумно и безответственно, нечестно по отношению к зрителю и своему художническому долгу поступает кинематографист, когда он славословит собственнический образ жизни, расцвечивая его яркими красками рекламы и старательно обходя свойственные ему противоречия. Но и все отрицающий скептицизм может стать формой мистификации действительности. Реальные противоречия собственнического общества часто переносятся в таких случаях в призрачный мир «извечных», «изначальных» конфликтов человеческого бытия, порожденных «метафизическим» началом в человеке. Частью этого призрачною мифа — мифом в ряду других мифов — становится и отчуждение человека, ибо оно рассматривается художниками, о которых идет речь, вне своей социальной биографии, представляется вселенской трагедией человека как такового.

Опыт современного искусства показывает, что такая мистификация действительности под видом углубления в ее конфликты очень часто сводит на нет критику собственнического мира в произведениях, задуманных как острокритические. Происходит декадентское перерождение критического реализма — на мировом экране появляются все новые произведения, в которых критика собственнического строя вытесняется пессимистической идеей о тотальном поражении человека, о роковой и неустранимой его испорченности.

К таким произведениям относится, по-моему, и знаменитый фильм Стэнли Кубрика «Космическая Одиссея: 2001-й год»

Перед тем как начать о нем разговор, хочется сделать одно отступление.

Несколько лет тому назад на вилле кинорежиссера Романа Полянского (сменившего работу в польском кино на Голливуд и ставшего преуспевающим постановщиком коммерческих лент) были зверски убиты его беременная жена, киноактриса Шарон Тейт, и ее гости — все до одного. Тайной этого преступления более года занимались не только полицейские детективы, но и психологи, философы, социологи. Высказывались самые различные предположения. Ближе других подошел тогда к истине Филипп Боноски. В его проницательности проявилась не только наблюдательность талантливого публициста: он решительнее других отбросил привычные клише голливудского мышления и каноны полицейского следствия.

В статье «Джин смерти, выпущенный Голливудом» (ее русский перевод напечатан в «Комсомольской правде» от 31 августа 1969 г.) Филипп Боноски писал, что манера, в которой совершено убийство, наводит на мысль о Вьетнаме. Впрочем, аномалия, безумие, все виды нервного расстройства получили распространение и в самой Америке, включая Голливуд. Стирание граней между «приятелями»-друзьями и «приятелями»- убийцами — часть оппортунизма в искусстве, характерная для американских художников. Можно сказать больше: преступления находят вдохновение в безответственности, с какой интеллектуальные круги относятся ко всему иррациональному, рассматривая безумие как необходимое дополнение к своему стилю жизни. Изломы человеческой психики культивируются как некая модная игра. И что бы ни говорили художники о своем искусстве, они тоже несут ответственность за создание такого морального климата в США, который благоприятствует процветанию садистских убийств. «Сам Роман Полянский,— подчеркивает Боноски,— играл с патологией. И он дожил до того, что увидел в действительности джина, выпущенного им на экран. Как многие американские режиссеры, он «забыл», что социальные силы, изображаемые им художественными средствами, существуют в жизни, а не только на сцене или экране, и что они опасны. Невозможно — как бы талантливо это ни было сделано — поэтизировать преступления и не нести социальной ответственности за то, что такого рода апологетика поощряет преступность».

Когда полиция с большим трудом докопалась до преступников, оказалось, что организатором убийства был главарь одной бандитствующей шайки молодежи, человек с неутоленной жаждой художнической славы, человек, живший в атмосфере, создаваемой поэтизацией насилия, жестокости и разнузданной сексуальной «свободы».

Конечно же, не искусством, вернее, не только искусством рождена растущая преступность в США: в ее основе — господство частной собственности и связанные с ним эгоизм, конкуренция, жадность, зависть, жестокость… Однако и искусство не может отказаться от своей доли ответственности: Филипп Боноски прав и в этом пункте своего анализа.


Комментарии закрыты.