Логика классовой борьбы

Логика классовой борьбы

Шлендорф, очевидно, прав в анализе психологии молодых людей широко распространенного ныне в буржуазном мире склада. Для таких, как Анита, секс — заменитель многих других слагаемых, образующих в своей совокупности полноценную жизнь. Человек «ПО требительского общества», Анита, как и ее приятели, лишена каких-то высоких целей. В данном случае секс — сублимация социальных страстей. Сексуальные стремления и переживания всегда остры для нормального человека. Но в жизни человека бывает и многое другое, что способно взволновать, увлечь, вызвать активность переживаний и действий. Для таких, как Анита, ничего «другого» не существует. Лишенные высоких стремлений, порывов социального характера, они не знают радости борьбы, радости победы, не знают идей, объединяющих и увлекающих людские множества, придающих этим множествам коллективную силу борющейся массы. Тут-то и выступают заменители.

Но от того, что острота сексуальных переживаний становится почти единственным средоточием активных чувств, она не обретает новой силы. Наоборот. Становясь всеобщим заменителем, универсальным лекарством от бесцветности, бессодержательности земного существования, она разрушает сама себя. Помимо всего прочего тут начинают действовать такие факторы, как убиение любви элементарностью, привычностью и беспорядочностью сексуальных радостей. Ведь любить и «заниматься любовью» это не одно и то же…

Но «сексуальная революция», повторяю, это все же курьез, хоть и широко распространенный, хоть и не такой безобидный в социальном смысле, каким кажется с первого взгляда. В опустошении человеческих душ, в воспитании бездуховности, социальной и нравственной инертности буржуазная идеология и пропаганда особенно много и серьезно «работают» ныне над тем, чтобы исказить практику социализма— представить объективные трудности его строительства как непреодолимые, а субъективные ошибки, порожденные в свое время культом личности, как присущие самой природе социализма. Буржуазная пропаганда всячески преуменьшает достижения и раздувает недостатки в работе практических строителей социализма — она стремится лишить трудящихся надежды и веры, сделать их растущее разочарование в буржуазном образе жизни разочарованием тотальным, превратить его в безверие, в позицию опущенных рук.

Логика классовой борьбы такова, что в ряде случаев в воспитании такого безверия, в пропаганде антикоммунизма помогают буржуазии и такие кинодеятели, которые громко декларируют свою «левизну». Весьма характерен в этом смысле пример Коста Гавраса. Еще недавно близкий левым кругам, режиссер поставил ныне фильм «Признание», в котором роль главной приманки для массового зрителя должна сыграть сенсационность материала. Фильм посвящен процессу Сланского и снят по дневникам бывшего заместителя министра иностранных дел Чехословакии Лондона, несколько лет тому назад перебежавшего из Чехословакии во Францию.

Ход следствия и судебного процесса изображается в фильме с точки зрения одного из обвиняемых. Но Коста Гаврас то и дело выводит действие и мысль фильма за рамки процесса двадцатилетней давности, чтобы тогдашние нарушения социалистической законности связать с теперешним положением в социалистическом мире. Ассоциации и «параллельные мотивы» фильма приобретают вполне отчетливый смысл на фоне современного обострения идеологической борьбы: фильм Косты Гавраса помогает буржуазной клевете на коммунизм.

К сказанному следует добавить, что главные роли в «Признании» играют Ив Монтан и Симона Синьоре, еще недавно приезжавшие на московские кинофестивали со словами дружбы и любви к Советскому Союзу, а ныне старательно топчущие свои былые заявления (теперь я уж и не знаю, в какой мере отвечали эти заявления верованиям — были искренним выражением тогдашних чувств или лукавством гостей, прятавших за пазухой камень против хозяев).

В кругах художественной интеллигенции на Западе довольно широко дискутируется вопрос о происхождении и характере «левого» движения, выступающего против левых без кавычек — против марксистско-ленинских партий рабочего класса. Каковы истоки этого движения? Цели? Перспективы?

Итальянская газета «Коррьера делла сера» напечатала 6 сентября 1969 года серию интервью под общим заголовком «Китай в Италии». Участники интервью — каждый по-своему — анализируют причины появления, содержание программ и деятельности прокитайских групп в Италии.

Известный своим антикоммунизмом Иньяцио Силоне утверждает, что протест «левых» экстремистов направлен против аппарата политических и профсоюзных организаций — он вызван их отказом от первоначальных целей и программ, их интеллектуальным одряхлением.

Как мы знаем, буржуазные союзники Силоне по антикоммунизму раньше называли политические партии рабочего класса бандами анархистов, врагами гуманизма, ниспровергателями законности и порядка. Все это особенно часто говорилось, писалось в пору молодости этих партий, их первых революционных атак на капитал. С тех пор прошли годы и десятилетия. В программах и деятельности организаций рабочего класса произошли, не могли не произойти, определенные изменения, продиктованные развитием жизни и освободительной борьбы против капитала. И вот—еще один парадокс истории — теперешние антикоммунисты вменяют эти изменения в вину организациям рабочего класса, становясь как бы на защиту их ранних программ и целей. При этом они берут «левых» экстремистов себе в союзники по принципу: враг моих врагов — мой друг.

Происходит нечто прямо-таки невероятное: буржуазные политики проявляют не только терпимость в отношении к «левым» экстремистам, но и определенную заинтересованность в их деятельности — крайностями «левого» экстремизма они пугают массового обывателя, заставляя его покрепче держаться за существующие устои: хоть плохонький, да порядок, а иначе — полная анархия. И потом: раскольническая деятельность «левых» экстремистов, их крикливая критика «обюрократившихся аппаратов» рабочих партий выгодна буржуазии: нередко она привлекает внимание и тех слоев народа, особенно молодежи, которые прямой буржуазной пропаганде антикоммунизма не поддаются.

Выступление Силоне, когда-то похвалявшегося своей «революционностью», вполне отражает настроения буржуазных идеологов, которые и побаиваются «левых » экстремистов и — одновременно! — радуются их активности, злорадствуют по поводу трудностей рабочего движения, создаваемых их деятельностью.


Комментарии закрыты.