Колымо-Чаунская береговая область

Колымо-Чаунская береговая область

К востоку от дельты Колымы располагается сложный выровненный берег, состоящий из чередующихся отрезков термоабразионно- солифлюкционных и коренных абразионных клифов и низких аккумулятивных участков с пляжами и ветровыми осушками. Солифлюк- ционные и термоабразионные берега также очень характерны для о. Айон, расположенного у входа в Чаунскую губу — один из самых крупных заливов Восточно-Сибирского моря. На северном берегу Айона протягивается полоса морских верхнеплейстоценовой и голоценовой террас, берег здесь отмелый и окаймлен ветровой осушкой (Совершаев. 1980).

Берега Чаунской губы довольно разнообразны, что определяется как их экспозицией относительно равнодействующей волнения и направления местных волн, так и литологической неоднородностью. В пределах большей части протяжения побережье Чаунской губы низменное и сложено криогенными озерно-аллювиальными отложениями. Здесь развиваются термоабразионные процессы, причем на некоторых участках берега у подножий клифов накопились мощные соли- флюкционные и обвальные массы, клифы отмирают, или их активность уже прекратилась полностью. В вогнутостях берегового контура или перед устьями рек сформировались пляжи и ветровые осушки. В районе Певека, на м. Шелагском и в некоторых других местах, где берег сложен коренными (меловыми и интрузивными) породами, сформировались абразионные клифы, выработанные в этих породах. В целом здесь, как отмечает В. А. Совершаев, происходит процесс выравнивания береговой линии.

Шелагско-Биллингская береговая область отличается тем, что здесь непосредственно к берегу подходят отроги Чукотского нагорья. Берег приглубый — уклоны подводного склона равны 0,01—0,02. Энергетические равнодействующие на морской границе береговой зоны направлены на юго-запад, величина их от 100 тыс. до 160 тыс. тм/год. Среднемноголетняя кромка дрейфующих льдов почти вплотную подходит к берегу, безледное время составляет не более 10%. На отрезке от м. Шелагского до залива Нольде (Валька- райский район, по В. А. Совершаеву) типичны высокие абразионные клифы, выработанные в коренных породах. В береговую зону поступают обломочные продукты морозного выветривания горных пород, из которых, как и непосредственно из продуктов абразии, формируются галечные наносы. Галечные пересыпи отделяют от моря небольшие лагуны. В целом этот отрезок берега можно рассматривать как абразионноаккумулятивный выровненный.

Следующий отрезок берега,до м. Биллингса включительно, завершает наше рассмотрение берегов Восточно-Сибирского моря. По В. А. Совершаеву, здесь выделяется небольшой участок термоабразионно-соли- флюкционного берега (размывается древняя коса — м. Аачим, перекрывающий вход в залив Нольде). Далее следует галечный аккумулятивный берег, переходящий в наиболее интересную аккумулятивную форму этого побережья — м. Биллингса. Несколько исследователей (Зенкович, 1962; Дегтяренко, 1971; Тараканов и др. 1981) обращались к истолкованию ее генезиса, причем выводы, полученные ими, резко не совпадали.

М. Биллингса представляет собой комплекс крупной сложной аккумулятивной формы — назовем ее пересыпь Биллингса — и не менее сложной лагуны Валькайиманка, отделенной от мыса этой пересыпью. В. П. Зенкович рассматривает косу (пересыпь) как пет- левидную, сформировавшуюся в «волновой тени», образуемой о. Врангеля при вдольбе- реговом перемещении наносов с запада. По В. П. Зенковичу, пересыпь представляет собой двойной бар, характерный для берегов, испытывающих современное погружение.

Ю. П. Дегтяренко считает, что внешний и внутренний бары пересыпи Биллингса соответствуют восьми стадиям развития голоценовой трансгрессии Восточно-Сибирского моря, существование которых, по нашему мнению, сомнительно.

  1. В. Тараканов и его соавторы (1981) подходят к истолкованию морфологии пересыпи и лагуны с иных позиций. «Двойной бар», по их представлению, в действительности не двойной. Южный «бар» — это останец едомы, а не аккумулятивная форма. Образование и расчленение лагуны Валькакиманка происходило в ходе ингрессии моря, первичные контуры ее были предопределены ала- сово-озерным рельефом «разъедаемой» поверхности едомы.

Гипотеза JI. В. Тараканова и его соавторов построена на строгом использовании морфологического анализа. По данным В. А. Совершаева, нормальная составляющая волновой энергии здесь еще достаточно велика (80—100 тыс. тм/год), что, по-видимому, обеспечивает образование именно бара, а не косы, т. е. формы, обусловленной поперечным, а не продольным перемещением наносов в береговой зоне.


Комментарии закрыты.