Фильм «Рожденные для ненависти»

Фильм «Рожденные для ненависти»

Возьмем, скажем, фильм Т.-С. Фрэнка «Рожденные для ненависти», о котором много писалось как в зарубежной, так и в советской прессе В нем, бесспорно, затрагиваются острые и реальные для современной Америки социально-этические проблемы — молодежи, насилия. Действие фильма разворачивается в маленьком калифорнийском городке, который терроризирует фашиствующая банда юнцов — «диких ангелов». Они оскорбляют, избивают респектабельных горожан, насилуют и развращают их дочерей, воруют, грабят. Полиция бессильна что-либо предпринять — жертвы «диких ангелов» не осмеливаются на них жаловаться.

Надо сказать, что фильм поначалу производит «шоковое» впечатление. Какая резкая критика американского образа жизни, какой реализм в изображении ее негативных черт! Но очень скоро убеждаешься, что критичность и реализм фильма довольно сомнительного сорта.

Два момента наиболее отчетливо раскрывают мировоззренческую позицию авторов картины. Первый — объяснение, почему бездействует городская полиция. Шериф глуповат и пассивен, однако это не главное. Главное в другом. В Соединенных Штатах Америки права личности, даже если это личность бандита, священны и неприкосновенны. Без письменного заявления потерпевших полиция — таковы уж особенности демократического государства — не имеет законной возможности преследовать преступников.

Второй момент. Освободителем городка становится некий симпатичный отважный парень, индеец по внешности. Он сначала один на один схватывается с хулиганами, в последний момент его поддержит и полиция. Кто же этот герой? Бывший десантник экспедиционного корпуса США, сражавшийся во Вьетнаме.

Такой герой придает иной камертон всей картине Фрэнка. Режиссер не скупился на краски, живописуя акты жестокости, совершаемые «дикими ангелами» — небритыми, немытыми, порочными юнцами. Но насильников побеждает тоже насильник—«герой» войны, «грязной войны», который подается как истинный представитель молодой Америки, страж демократии и порядка.

В этой связи хочется высказать следующее общее замечание. У нас часто пишут о культе насилия, который проповедуется буржуазным кинематографом, прежде всего американским. Культ этот налицо. Однако он далеко не всегда выражается грубо, прямолинейно. Более того, практически трудно, если не невозможно, назвать сравнительно значительный фильм, в котором бы открыто призывали жечь, пытать, убивать. Даже в тех гангстерских фильмах, где рекою льется кровь и чуть ли не в каждом кадре стреляют или режут, режиссер не забудет покарать преступников и осудить их злодеяния.

Тем не менее мы с полным основанием вправе говорить о растлевающем влиянии на зрителей, особенно молодых, многих-многих коммерческих фильмов, в которых показывается, хотя и осуждающе, насилие. Детально изображая, смакуя акты жестокости, попрания одним человеком чести, достоинства и жизни другого, буржуазный кинематограф, а еще в большей степени телевидение, приучает людей к виду крови, незаметно укореняет в их сознании мысль, что убивать приятно. Это с одной стороны. А с другой, насилие оправдывается во всех тех случаях, когда оно осуществляется «законным образом», во имя интересов буржуазного государства. Тут уже оно трактуется как героизм, мужество, отвага.

Этим самым я не хочу уравнять «Рожденные для ненависти» с откровенно пропагандистскими, милитаристскими фильмами типа «Зеленые береты». Лента Фрэнка сложнее по своей идеологической направленности. Ее критическое начало не стоит совсем сбрасывать со счетов анализа. Но что этот фильм вполне конформистский — факт очевидный.

Конформизм, иногда откровенный, воинствующий, чаще завуалированный, порою — в последние годы — сосуществующий с левой фразой, эпатажем обывателя, необходимо присущ буржуазной массовой культуре, он пронизывает ее насквозь.

…Мне как-то довелось посмотреть фильм французского режиссера Б. Шредер «Еще» (производство Люксембург) — о наркоманах. Тема для западного кинематографа более чем актуальная. Режиссер, вполне владеющий средствами и приемами современного авангардистского кино, проявляет отличное знание предмета. Картина рисуется просто ужасающая. На экран временами трудно смотреть: юная девушка колется шприцем в десну — больше уже некуда. С документальной точностью, во всех подробностях воспроизводится техника употребления наркотиков — от легких до самых разрушительных. С выдумкой, убедительно показываются странные видения героев, когда они принимают, кажется, ЛСД.

Б. Шредер, разумеется, не призывает к наркоман- ству, оно, напротив, порицается. Но, боюсь, эффект этого порицания довольно проблематичный.


Комментарии закрыты.