Эмиграция в Британии

Эмиграция в Британии

В общей сложности количество эмигрирующих в Британию оценивается в 250000 человек в год (этот показатель рассчитывается как разница между количеством людей, въехавших в страну и выехавших из нее в течение года). Откуда же в основном приезжают в Британию? В лидерах долгое время остаются бывшие колонии: индийцы составляют 11,9% от числа иммигрантов острова. За ними следует Пакистан (5,8%). Поляки (в Британии их так много, что складывается впечатление, что вся Польша собирала мешки сухарей и занимала очередь на границу задолго до того, как страна вступила в Евросоюз) составляют 5,4%; австралийцы, для которых Британия остается «окном в Европу», — 5,2%; китайцы (впрочем, их везде немало) также немногим больше 5%.

А вот количество заявок на предоставление статуса политического беженца в стране возросло в последнее время с 17916 в 2010 г. до 19804 в 2011-м. Статистика показывает, что на эти цифры повлияли мировые события: так, если в 2009 г. большая часть беженцев была из Зимбабве, то в 201Q и 2011 гг. — из Ирана. Во время недавних событий на Ближнем Востоке увеличилось количество желающих получить статус беженца из Ливии и Сирии.

Иммигранты убеждены в своем значении для страны. «Посмотрим, что бы тут ели, если бы не было индийских ресторанов», — ухмыляются индийцы. «Мы раскрасили эту страну, без нас она была бесцветной», — шутят черные (да только в каждой шутке есть доля правды).

Как к такому нашествию относятся британцы? В основном спокойно. Страна уже прошла период неприятия, отторжения чужаков, попыток поделить граждан на «своих» и «чужих», поисков национальной идеи и разочарования в ней. Маленькая и гордая Британия, в отличие от США, Канады или Австралии, никогда не была страной эмигрантов. Но бритты стали одной из немногих наций в Европе, победившей драконов — расизм и национализм. Впрочем, до этого им пришлось немало поработать — в первую очередь над собой.

В хоре Южного Лондона, одном из самых больших в городе, я пела с одной приятной пожилой леди, курировавшей школы центрального округа британской столицы. «В нашем районе учится очень много детей, родившихся в семьях недавних иммигрантов.

Представляете, в наших школах дети из самых разных семей иностранцев со всего мира, они говорят на 360 языках», — как-то поделилась она. «О, да, я слышала об этой проблеме — о том, что для многих детей в школах английский не родной и им приходится сложнее», — попыталась я прихвастнуть своим знанием сложностей британской системы образования. Леди загадочно улыбнулась: «Не думаю, что это проблема. Я считаю, что это разнообразие обогатило нашу школу».

Безусловно, не все так гладко. Нашествие рабочих из Восточной Европы и Польши было для англичан довольно болезненным. Незнание языка и грубость (с английской точки зрения, конечно же, так как в мире сложно найти более вежливую нацию) стало основной причиной. К примеру, перед тем как бухнуться на лавку в парке или за общий стол в кафе, нормальный англичанин всегда спросит: «Excuse те, do you mind if

I sit here?» («Простите, вы не против, если я присяду здесь?») Простые «понаехавшие» польские электрики частенько не понимают ни таких вопросов, ни почему их задают и просто игнорируют бриттов. Неудивительно, что те частенько чувствуют себя обиженными и притесненными.


Комментарии закрыты.