Что произошло, когда вас уволили в последний раз?

Четырнадцать лет работает строителем, специалистом по настилке полов: плитка, ковровое покрытие, паркет, линолеум. Это поджарый, худощавый человек, в чертах лица которого проступает что-то восточное: он полукитаец, полуирландец. Вырос в китайском квартале Сан-Франциско, а сейчас живет с женой и тремя детьми в рабочем районе города Редвуд-Сити, населенном белыми. В своей квартире он с гордостью демонстрирует мне множество комнатных растений и два больших аквариума с тропическими рыбками. Он хотел бы найти работу садовника — «тогда я смогу наблюдать за растениями, как они растут».

По данным на тот день, когда мы с ним разговаривали, 24 процента строительных рабочих в районе залива Сан-Франциско не имело работы, а среди членов местного отделения профсоюза плотников, в котором он состоит, процент безработных еще выше.

За полгода я не проработал ни одной полной недели. Дня два, ну три отработаешь — и все. А за последние семь недель ни дня не работал. Нет работы. Я спрашивал у профсоюзного агента по трудоустройству — говорит, нет работы и не предвидится.

Работа кончилась, вот и все. Ведь у нас каждый раз так — работаем до тех пор, пока всё не сделаем. Мы вот настилаем полы и за день должны выработать столько-то и столько-то, так? Одного здания — в двадцать этажей — хватит нам недели на две. Две-три недели — и работе конец. Тогда идешь в профсоюзный комитет и заносишь свою фамилию в список очередников на работу. Список вывешивается на доске объявлений в приемной комитета, и ты можешь заходить и следить, как твоя фамилия перемещается от конца списка к началу. Работу дают по очереди. Если работа продлится всего день-два, это не считается. Ты сохраняешь место в списке. А если проработаешь хотя бы три дня, тебя опять ставят в конец. Ну, а если у кого-то дом грозят отобрать за неуплату по закладной, того без очереди в начало списка ставят. Обычно бываешь без работы слишком короткое время, чтобы получить право на пособие по безработице. Неделю- другую. Но на этот раз я сижу на пособии.

На душе от всего этого — тоска смертная. Настроение отвратное. Ничего делать не хочется. Все противно. Спасибо, у жены работа есть. Она в аптеке-закусочной работает. Так что кое-как сводим концы с концами.

Иногда я говорю себе, что зря я избрал такую профессию, где не имеешь постоянной работы. Потому что обеспечен работой только тогда, когда в строительном деле оживление, а наступит спад — и привет. Все время увольняют. За год хозяев тринадцать-четырнадцать сменишь. Строительство — это сумасшедший дом; конкуренция такая — из-за заказов прямо горло режут. Вылезает наружу все самое плохое, что есть в человеке. Потому что кругом сплошная конкуренция. Каждый стремится другого обскакать. Не только боссы — все их подчиненные, вплоть до рабочих, глотку друг другу перегрызть норовят. Всякому ведь хочется получить работу получше да побольше. Подставить ножку конкуренту. И так все время. Настоящие крысиные бега. Всегда кто-нибудь норовит словчить. Вот почему не люблю я свою строительную специальность.


Комментарии закрыты.