Почему же вы обратились не сразу, а спустя пять месяцев?

Можно подумать, я сплю и во сне вижу, чтобы работать на бензоколонке, но, если придется, ничего не поделаешь. Так и там парень меня спросил, не замешан ли я по части наркотиков. Представляете, на бензоколонке! «Не было ли у тебя неприятностей с наркотиками за океаном?» — «Нет, приятель».— «Это точно?» — «Да»,— говорю. Он даже попросил принести и показать мою аттестацию, как подтверждение. Не поверил мне. Все, что я могу сказать,— если ищешь работу, не упоминай об армии. Отрасти себе волосы и помалкивай. Иначе покоя тебе не будет, это уж как пить дать.

По-моему, скоро кончится тем, что станут говорить впрямую: «Нет, работу ты не получишь». Наверняка так оно и будет. Мрак какой-то. Если честно, это мне один парень сказал, из бюро по делам безработных. Я пришел туда и спрашиваю: «Почему в этом городе так настроены против военных?» А он и говорит: «Это все из-за той самой статьи». «Что ты,— спрашиваю,— имеешь в виду? Армию превозносят даже у вас в бюро, вон и плакат висит». Тут он и рассказал мне: когда стало известно, что в армии проводятся эксперименты с наркотиками и всякими химическими препаратами, люди были просто ошарашены. Они теперь думают, раз ты в армии, значит, имеешь дело с наркотиками. Послушать его — стоит им узнать, что ты вернулся с действительной службы из-за океана, на тебя посмотрят и скажут: «Н-да-а». И с удовольствием растолкуют, что работу ты не получишь, потому что, по их мнению, похож на тех уличных подонков, которые только и знают, что накачиваться наркотиками. Он мне все это так прямо и выложил.

Мрак какой-то. Особенно как подумаешь, что там, за океаном, за них воевал. А потом возвращаешься, и оказывается, они не хотят брать тебя на работу. Спятить можно. Ну а что поделаешь? Они пожмут плечами и скажут: «Кто ты такой, приятель? Ты — никто». До того мне это очертенело, что и работу искать уже неохота. Потому я и пошел на днях в бюро по безработице. Подумал, раз они не хотят нанимать человека, который рвется работать, какого черта стараться? Буду сидеть дома. На государственном обеспечении.

Вы впервые обратились в бюро по делам безработных? — Да.

Все искал работу. Работать лучше, чем жить на пособие. Я думал, уж с моей-то квалификацией устроюсь. В принципе я против того, чтобы получать пособие. Я считаю, правительство может найти этим деньгам лучшее применение. Если ты в состоянии работать, то должен работать. А не отсиживаться и получать пособие. Правительство может использовать эти деньги не на людей, а, скажем, на оборонные нужды. Я работать в состоянии. Во флоте я многому научился. Работы не боюсь. Но меня не хотят брать, поэтому единственное, что мне оставалось,— пойти в бюро.

У меня такое впечатление, что все вокруг недовольны — столько людей живет на пособие. Теперь-то я понимаю, отчего это происходит. Никто никого не берет на работу. Все, что я могу сказать,— если служишь во флоте или вообще в армии, не вздумай демобилизоваться. (Смеется.) Иначе не найдешь работу. Если честно, я жалею, что демобилизовался. Я бы примирился с самыми дерьмовыми боевыми заданиями. По крайней мере там крыша над головой, горячая кормежка три раза в день и денежки капают. Да Только, если я уволен в запас, пойти на сверхсрочную не могу. Разве что русские обрушатся на нас с бомбами. (Смеется.) Ну не мрак?


Комментарии закрыты.