ДОРОТИ ФАЙБЕРМАН как устроится в крупную международную компанию

Она — член клуба «За сорок». Этот существующий на общественных началах клуб был создан по инициативе людей, которые еще не так давно занимали различные административные должности, а ныне оказались на положении безработных. Мы разговариваем в тесной комнате, которая отведена комиссии по рекламе. В остальных помещениях члены клуба (мужчины все’ до единого в костюмах и галстуках) оттачивают технику собеседований, перерабатывают свои резюме, что-то выясняют по телефону — словом, все заняты делом. И вместе с тем здесь по-домашнему уютно.

С виду она волевая, энергичная. Волосы отливают серебром. «Когда меня спросили, не соглашусь ли я на интервью, я ответила: «Что за вопрос!» Если человек намерен предать гласности ситуацию, в которой мы очутились, он заслуживает всяческой поддержки. Все мы стареем, это удел каждого. И может быть, прочтя вашу книгу, те, кому под сорок, крепко призадумаются: а стоит ли бросать работу?..»

В 1971 году компания, где я работала, решила перевести свой административный аппарат из Колумбии в Виргинию. Там проживало наше начальство, вот они и решили создать себе максимум удобств. Но я-то живу в Мэриленде. Я никогда ни от кого не зависела, и мне всегда везло. Ни разу в жизни у меня не было проблем с трудоустройством. Я пришла в эту компанию, когда мне было тридцать четыре — идеальный возраст для административной работы. Уже не вчерашняя школьница, но и до старости еще далеко. Правда, тогда мне было и невдомек, какой это замечательный возраст. Вот уже потом… потом можешь смело ставить на себе крест Я проработала в этой компании десять лет, но, когда они затеяли переезд, решила, что в Виргинию мне перебираться не стоит. У меня тут чудесный дом, и мне не хотелось трогаться с места. И я взяла расчет. Если бы я знала, что меня ждет, я бы поехала за ними на край света, уверяю вас.

Первые полгода я не особенно тосковала по работе. Я упивалась свободой — ведь я пошла работать семнадцати лет. А когда наконец стала искать работу, рассылать резюме,— нигде ничего. Меня это потрясло. Ведь я была уверена, что такие работники, как я, ценятся на вес золота.

Первой моей реакцией было: «Наверное, сейчас нет подходящей работы», Я замужем, следовательно, положение мое не такое уж отчаянное. Мой муж занимает прекрасную должность в одной из консультационных фирм. Но он всегда мечтал открыть какое-нибудь собственное дело и обосноваться в Вермонте — это когда он выйдет на пенсию. Я не очень-то настроена переезжать в Вермонт, но, раз мне все равно было нечем заняться, мы и открыли дело. Мы продавали изделия из дерева и металла. Ручной работы. Очень милые вещицы. Мы высылали их почтой. Муж поставлял идеи, а я была в роли секретаря: давала объявления, рассылала каталоги, вела переписку*., и очень скоро возненавидела это занятие. Меня все это угнетало, и чем дальше, тем больше. Всю свою жизнь я проработала в больших городах, привыкла быть на людях, руководить. А тут сидишь дома и работаешь в одиночку. Это было выше моих сил.

Я снова принялась за поиски работы. А время-то идет, и моложе я не становлюсь, верно? А работу я начала искать год назад. Я положила себе год на то, чтобы устроиться, иначе, думаю, мне конец. Ну а ответов на мои резюме все нет и нет. Однажды муж спросил меня: «Ты ни когда не слыхала о таком клубе — «За сорок»?» «Вроде что-то слышала»,— отвечаю. В тот день они как раз поместили в газете объявление. Мне показалось, что я им подойду, и муж поддержал меня: «Почему бы тебе не вступить в этот клуб? Он же создан специально для таких, как ты. Может, это бы тебе помогло». Он видел, что вся эта писанина уже набила мне оскомину, и мы договорились, что я буду помогать ему по вечерам и в выходные. Он видел, до чего мне тошно сидеть в четырех стенах, потому и посоветовал: «Пойди и разузнай, как там и что». Едва я переступила порог клуба, как поняла: здесь мне понравится. Потому что сразу почувствовала себя в своей тарелке. Все тут" — ровня мне по возрасту. Как и я, работали на ответственных должностях. И все до одного — безработные. Так что, безусловно, у нас много общего. Мужчина, который проводил со мной собеседование, уловил суть проблемы прежде, чем я успела выложить ему, что со мной приключилось. Я тут же написала заявление о приеме, но сначала они должны были всесторонне этот вопрос обсудить. Уже само по себе это было приятно. Люди здесь очень дотошные. Им нужно знать о тебе все, с кондачка сюда не берут. Это делается для того, чтобы ты почувствовал: тобой занимаются, ты для кого-то представляешь интерес, а ведь это так важно. Для многих этот клуб — спасение.

Перед тем как я сюда попала, я была в очень, очень подавленном состоянии. Не знала, куда себя девать. Целыми днями ревела. Начала много есть. Пробовала выбираться на прогулки, но даже и это казалось мне совершенно бессмысленным. Конечно, все зависит от характера. Есть женщины, которые обожают сидеть дома. Им не нужно спешить по утрам на электричку. Впереди у них целый день — делай что хочешь. Но я уже в двадцать лет была, что называется, эмансипированной женщиной. Работа всегда у меня на первом месте, поэтому я и не хотела заводить детей. Я могу жить полной жизнью, только занимаясь чем-то общественно полезным. И в работу ухожу с головой. Когда я стала подыскивать место и потерпела неудачу, мне было, может быть, больнее, чем другим. Дома меня ничто не держит — детей у меня нет. Правда, у меня есть собака, но разве она может заменить работу?


Комментарии закрыты.