Безработица среди негров

В предстоящее десятилетие, по оценке ряда специалистов США, для поддержания «приемлемого» уровня занятости (что это значит, будет сказано ниже) потребуется приблизительно 2и млн. новых рабочих мест. Однако происходящие ныне в промышленности США модер- низационные процессы (автоматизация, электронизация производства и сферы услуг и т. п.), темпы которых, скорее всего, будут нарастать, объективно способствуют снижению уровня занятости и высвобождению новых миллионов «лишних» рабочих рук. (Грейс Китон: «Обычно ведь как бывает? А ну-ка, детка, собирай вещички, и чтобы через пять минут духу твоего тут не было. И давай-ка ключи от комнаты». Я хочу сказать, ты в один миг превращаешься в парию. В нарушителя, вторгшегося в чужие владения. Тебя выставляют вон, грубо, бесцеремонно…») Одна из главных особенностей сегодняшнего состояния безработицы, способная вызвать серьезные экономические и политические последствия уже в ближайшей перспективе, заключается в том, что в условиях технологической перестройки капиталистической экономики она все в большей мере утрачивает роль готового резерва рабочей силы. Если прежде в периоды экономических подъемов безработица сразу же предоставляла рынку избыточную рабочую силу, сразу удовлетворяла возрастающий спрос на нее, то сейчас этот процесс протекает со значительными сбоями, медленнее. Все чаще требуется переподготовка резервных отрядов трудящихся, для того чтобы они смогли соответствовать сегодняшним требованиям рынка. А впереди грядет компьютеризация конторского труда, техническое переоснащение почт, медицинских учреждений, школ… Отказ от сотен и сотен тысяч рабочих рук в сфере обслуживания, вспомогательных и «стареющих» отраслях производства, роботизация новых отраслей. Корпорация «Дженерал моторе» предполагает в ближайшие 10 лет закупить и смонтировать на своих заводах 14 тыс. промышленных роботов. Это, по мнению одного из специалистов Массачусетского технологического института, приведет к увольнению 40—50 тыс. человек. Кстати, примерно столько же работает сейчас во всей корпорации «Крайслер»..

Эксцессы, присущие капиталистическому хозяйствованию, интересы собственника, демографические сдвиги, структурная перестройка. Может быть, все эти явления сказываются на какой-то определенной части рынка труда, носят временный, периодический характер? Может, их негативные последствия случайны, спорадичны и не везет лишь тем, кому не везет? Представляя своих собеседников, Г. Маурер ограничивается минимумом сведений о них, кратчайшими социологическими характеристиками — возраст, род занятий, последнее место работы. Тем не менее сами эти люди — перед тобой, их видишь, кажется, что знаешь о них больше, чем они только что рассказали о себе… А можно лишь представить «лицо» самой собственно безработицы, ее сегодняшний совокупный портрет? Конечно, хотя «одушевленностью» мауреров- ских собеседников он, по понятным причинам, отличаться не будет.

Безработица ныне отхватывает практически все без исключения профессионально-квалификационные, региональные, половозрастные, расовые и национальные группы трудящихся США. Однако среди некоторых категорий она особенно распространена. Так, в )980 г. молодежь в возрасте до 25 лет составляла почти 45 % всех безработных.

Безработица среди негров и представителей национальных меньшинств (пуэрториканцы, чиканос и др.), как правило, в два раза выше, чем среди белых. (Роланд Батала: «…от меня стараются избавиться. Наверное, потому, что я черный. Наверное, поэтому. Не могу представить себе никакой другой причины…») К этому необходимо добавить, что средний доход негритянской семьи сегодня составляет менее 60 % дохода белой семьи, а доходы 30 % небелого населения США ниже официально установленного уровня бедности.

Женщины составляли примерно половину армии безработных — 49,4 % в 1979 г., несколько меньше (41,7 %) в 1980 г. и более 42 % в 1982 г.

Как правило, основными «поставщиками» безработицы являются «старые» отрасли промышленности, такие, как автомобильная, металлургическая, судостроительная, текстильная, практически не выходящие из кризисного состояния даже в периоды экономического подъема. При этом норма безработицы среди неквалифицированных рабочих названных отраслей чуть ли не вдвое превышает норму среди квалифицированных рабочих (13,8 % и 6,7 %) На начало 1982 г. уровень безработицы в автомобильной промышленности, например, равнялся 21,7%, лесной — 19,1, текстильной— 14,7, в строительстве — 18,1 %.

В 1980—1982 гг. инженерно-технические специалисты, торговоконторские служащие составляли примерно треть всех лиц, потерявших работу. Источником безработицы стал даже мелкий бизнес. Лишь в 1981 г. разорилось более 7000 владельцев мелких магазинов — рекорд за последние 20 лет. Большинство из них являются выходцами из рабочих и после банкротства вынуждены были вновь искать работу.

Во время кризиса 1974—1975 гг. 75% безработных получали пособия. Сегодня ужесточение норм, дающих право на пособие, сократило число получателей до неполных 40 %. Пособия в большинстве случаев выплачиваются лишь в течение 26 недель. Продление выплат еще на 13 недель, предусмотренное законодательством, на практике возможно далеко не всегда. Во время кризиса начала 80-х годов, например, менее половины американских штатов (23) выплачивали продленное пособие. В начале 80-х годов пособие по безработице в среднем по стране равнялось 89 долл. в неделю, то есть примерно трети недельных заработков.

А соприкасаются ли как-нибудь «работающая» и «неработающая» Америки, влияют ли друг на друга? Несомненно. Многомиллионная хроническая безработица оказывает непосредственное и самое многостороннее воздействие на положение работающих американцев. (Билли У о н г: «Вылезает наружу все самое плохое, что есть в человеке. Потому что кругом сплошная конкуренция. Каждый стремится другого обскакать. Не только боссы — все их подчиненные, вплоть до рабочих, глотку друг другу перегрызть норовят. Всякому ведь хочется получить работу получше да побольше. Подставить ножку конкуренту. И так все время. Настоящие крысиные бега… Никому до других дела нет… Только и слышышь «плевал я на тебя».)


Комментарии закрыты.